Что такое мастэктомия и ее виды радикальная, частичная, профилактическая; Портал о заболеваниях груд

Виды лечения

  • О нас
  • Персонал
  • Обнаружение заболевания и методы диагностики
  • Мне поставлен диагноз. Что теперь?
  • Виды лечения
  • Поддержка и сопровождение
  • Биопсия сторожевого лимфоузла
  • Прицельная терапия опухолей во время операции

Хирургическое лечение рака молочной железы
На протяжении всей истории хирургического лечения рака молочной железы главное, к чему стремились врачи – уменьшить степень и объем хирургического вмешательства, снизить физический и эмоциональный ущерб вследствие операции, сохранив высокими шансы на выздоровление.
Операция включает в себя удаление опухоли молочной железы и одновременно – резекцию подмышечных лимфоузлов или взятие пробы тканей лимфоузлов на анализ. В настоящее время большинству пациенток выполняются «операции с сохранением молочной железы», полностью удалять орган нет необходимости. У большинства пациенток также можно свести к минимуму хирургическое удаление подмышечных лимфатических узлов, а значить снизить риск развития осложнений.

Мастэктомия (удаление молочной железы)
Лечение опухоли может быть хирургическим, т. е. выполняется операция мастэктомии. Сегодня эта операция включает в себя удаление ткани молочной железы (на самом деле, по техническим причинам, 95% тканей), в том числе части кожных тканей в области соска и ареолы.
Операция, как правило, не включает в себя удаление грудной мышцы. Если пациентка изъявляет желание, можно выполнить реконструкцию молочной железы с использованием методов пластической хирургии. Реконструкция осуществляется пластическими хирургами во время мастэктомии или после нее. В Израиле реконструкция молочной железы рассматривается как компонент лечения и поэтому она входит в корзину здоровья и оплачивается больничной кассой.

Виды мастэктомии
Стандартная операция выполняется через эллиптический разрез, который начинается рядом с осевой линии грудины и поднимается вверх к подмышечной впадине. Сосок и ареола удаляются.
Мастэктомия с сохранением кожи: осуществляется через ограниченный разрез вокруг ареолы с немедленной реконструкции молочной железы. Сосок и ареола удаляются, и, как правило, реконструируются в дальнейшем. Такой подход имеет более приемлемый косметический результат, чем реконструкция после стандартной операции. Решение о типе операции зависит от онкологической целесообразности. Мастэктомия с сохранением кожи также служит профилактической мастэктомией у женщин с особенно высоким риском развития заболевания, главным образом у носительниц мутации в BRCA.
Подкожная мастэктомия: мастэктомия с сохранением соска и ареолы. Косметический результат, несомненно, превосходный, но операция вызывает много споров среди врачей, так как сосок и ареола содержать очень большое количество тканей молочной железы. В качестве профилактической операции подкожная мастэктомия не полностью достигает своих целей. Некоторые врачи сочетают этот метод с радиотерапией в области ареолы. Нам неизвестно о применении этого подхода в Израиле.
Более подробную информацию можно найти в главе, посвященной профилактике рака молочной железы и ее реконструкции.

Операции с сохранением молочной железы
Другие операции на молочных железах – резекция опухоли и близлежащих тканей. Эта процедура также называется органосохраняющей операцией молочной железы или ВСТ (англ. breast conserving treatment ).
Основные методы – лампэктомия (англ. lumpectomy ) , т.е. удаление опухоли (уплотнения) и квадрантэктомия (Quadrantectomy), т.е. удаление квадранта молочной железы. Такая операция возможна, когда опухоль находится в одном определенном участке молочной железы и не является многоочаговой или диффузной.
Частичная резекция иногда выполняется, если несколько опухолей расположены близко к одному квадранту молочной железы. Но обычно, если опухоль многоочаговая, необходима тотальная мастэктомия. Для принятия решения об объеме хирургического вмешательства также принимают во внимание «предраковую» опухоль (DCIS).

Соотношение между размером образования и размером молочной железы
Еще одно условие, при котором проводят щадящую операцию – соотношение между размером новообразования и размером молочной железы. Иногда частичную мастэктомию можно делать, даже когда новообразование относительно большое (но и молочная железа достаточно большая), а если очаг поражения среднего размера при маленьком размере молочной железы, делают тотальную мастэктомию.
Когда новообразование слишком большое по сравнению с размером молочной железы, к частичной мастэктомии можно прибегать после того, как уменьшен размер новообразования. Для этого назначают лекарственную терапию до операции, которая называется неоадъювантной терапией. По большей части новообразование уменьшается настолько, что можно проводить частичную мастэктомию. Неоадъювантная терапия иногда можно также назначаться перед тотальной мастэктомией, если опухоль слишком велика чтобы быть операбельной, но это происходит сегодня не часто. Неоадъювантная терапия также назначается при воспалительной опухоли молочной железы, при наличии пораженных подмышечных лимфатических узлах, которые, по данным диагностического исследования, будет трудно удалить.

Частичная мастэктомия и лучевая терапия
При частичной мастэктомии требуется проведение послеоперационной лучевой терапии (радиотерапии), даже если бы после тотальной мастэктомии облучение на область операции не делалось. Иногда пациентки предпочитают тотальную мастэктомию, чтобы избежать лучевой терапии. Как правило, это пожилые женщины, которые не хотят переживать проблемы, связанные с облучением, и воспринимающие утрату молочной железы на так трагично, как молодые.
Иногда до операции врачи считают, что вероятность необходимости облучения после тотальной мастэктомии низка, но окончательное подтверждение этому будет получено только после операции.
Кроме того, нет никакой связи между видом операции и необходимостью химиотерапии, которая назначается в зависимости от характера опухоли. То есть, тотальную мастэктомию не выбирают ради того, чтобы избежать химиотерапии.

Прогноз выздоровления
Шансы на выздоровление зависят от наличия или отсутствия метастаз опухоли в отдаленные органы. При частичной мастэктомии шансы на выздоровление не ниже по сравнению с тотальной мастэктомией, а в некоторых случаях даже выше.
Это происходит из-за того, что в определенных случаях облучение после частичной мастэктомии (которое, как уже упоминалось, не было бы назначена после тотальной мастэктомии) повышает скорость послеоперационного восстановления. Тем не менее, важно обратить внимание на то, что частичная мастэктомия сопряжена с несколько более высоким уровнем риска локорегионарного рецидива опухоли молочной железы.

Повторная операция
При частичной мастэктомии есть риск необходимости повторной операции после расшифровки результатов лабораторных исследований (которые получают только после операции). Это происходит, как правило, из-за недостаточного объема резекции пораженных тканей опухоли. Необходимость в повторной операции составляет, как правило, около 20%. Важно отметить, что повторные операции по расширению объема мастэктомии являются короткими и относительно легкими.
Еще одна причина, достаточно редкая, для повторной операции – результаты более подробного, чем дооперационного, лабораторного исследования тканей опухоли, согласно которым требуется тотальная мастэктомия. Такая ситуация, очевидно, может разочаровать пациентку, но стоит помнить, что это не имеет никакого значения с точки зрения прогнозов выздоровления.
Еще одно соображение, со стороны медицинского персонала или пациента – качество врачебного наблюдения после частичной мастэктомии. Если характер тканей молочной железы значительно затрудняет наблюдение, предпочтительно провести тотальную мастэктомию, с тем чтобы избежать позднего обнаружения рецидива опухоли в будущем.

Препараты неоадъювантного лечения для органосохраняющего лечения молочной железы
При назначении лекарственной терапии для уменьшения опухоли, которая позволит проведение органосохраняющей операции молочной железы (лампэктомия), следует принимать во внимание очень быстрое реагирование на лечение. В этом случае будет труднее определить точную локализацию опухоли не только при пальпации, но иногда и при рентгене или УЗИ. Поэтому, прежде чем начать лечение, границы опухоли отмечают крохотными металлическими скрепками, чтобы впоследствии определить точные границы мастэктомии.
Онкопластические операции
Онкопластические операции – техники, используемые пластическими хирургами для улучшения эстетического вида молочной железы и хирургические техники для благоприятных онкологических результатов. Смотрите главу «Онкопластика».

Материалы конгрессов и конференций

VII РОССИЙСКАЯ ОНКОЛОГИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ

ПЕРВИЧНАЯ РЕКОНСТРУКЦИЯ МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ ПРИ РАКЕ

С.Н. Блохин, С.М. Портной, К.П. Лактионов
ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России, Москва

ПРАЛ — поперечный ректоабдоминальный лоскут; РМЖ – рак молочной железы

Потеря молочной железы после радикального лечения по поводу рака представляет не только физический недостаток, но и является для женщин серьезной психической травмой, которая оказывает решающее воздействие на ее поведение в быту и обществе. Как показывает анализ социально-психологического статуса (1), 30% этих женщин не могут смириться с потерей молочной железы. Медикаментозная терапия и наружное протезирование не устраняют депрессивного состояния у этой категории больных, выключая их из активной социально-трудовой деятельности.

Читайте также:  Распространенные проблемы с кожей - блог медицинского центра ОН Клиник

Выполнение органосохраняющих операций при РМЖ железы не решает полностью косметическую проблему: по нашим данным только у 1/3 больных после радикальной резекции и у ? больных после секторальной резекции молочной железы с подмышечной лимфаденэктомией удается достичь удовлетворительных косметических результатов (2).

Стремление одномоментно с выполнением радикального онкологического вмешательства добиться восстановления формы органа является перспективным направлением модификации онкологических операций (3, 4). В качестве пластического компонента таких операций наиболее привлекательно использование ПРАЛ, позволяющего создать имитацию органа соответствующего объема без использования эндопротеза (5).

Возможность сохранения кожи молочной железы при опухолях, не превышающих 4 см в наибольшем размере, при условии проведения послеоперационной лучевой терапии в суммарной очаговой дозе 50 Гр, была продемонстрирована в исследованиях NSABBP (Национальный проект дополнения операций на молочной железе и кишечнике, США), посвящённых разработке органосохраняющих операций (6, 7).

На протяжении 90-х годов одной из самых привлекательных операций при первично операбельном раке молочной железы стала коже-сохраняющая мастэктомия с первичной реконструкцией молочной железы. Большинство авторов в блок удаляемых тканей включают сосково-ареолярный комплекс, кожу над опухолью в том случае, если производилась её открытая биопсия, всю ткань железы, подмышечные лимфатические узлы. Восстановление объёма железы достигается перемещённым ректоабдоминальным лоскутом или аллотрансплантатом. К достоинствам операции относится, прежде всего, высокая косметичность (8-14). Кроме того, по сравнению с органосохраняющими операциями, полное удаление железистой ткани позволяет избежать развития местного рецидива опухоли, связанного с её внутрипротоковым распространением.

Целью настоящего сообщения является оценка различных методов первичной реконструкции молочной железы, а также оценка возможности совместить первичную реконструкцию органа с лучевой терапией и химиотерапией у больных РМЖ.

Наша работа основана на наблюдениях 144 больных РМЖ I-III стадий, которым реконструкция молочной железы производилась одномоментно с онкологической операцией:

  • 90 больных (I-III стадии): модифицированная радикальная мастэктомия + реконструкция (72 пациентки — с использованием ПРАЛ и 8 пациенток — с использованием кожно-жирового лоскута на широчайшей мышце спины и эндопротеза);
  • 41 больная (T1-2N0-1M0): кожесохраняющая мастэктомия (skin-sparing mastectomy) с подмышечной лимфаденэктомией + реконструкция ПРАЛ (38 случаев) или кожно-жировым лоскутом на широчайшей мышце спины с использованием эндопротеза (3 случая);
  • 5 больных (Т1-2N0-1M0) с относительно небольшими молочными железами ( 400 см3): одномоментно с радикальной резекцией молочной железы производилась первичная реконструкция обеих молочных желёз по типу редукционной пластики;
  • 1 больная двусторонним синхронным раком молочных желёз: одномоментно с двусторонней радикальной резекцией молочных желёз была выполнена реконструкция обеих молочных желез расщеплённым ПРАЛ.

После органосохраняющих операций с первичной реконструкцией молочных желёз проводилась лучевая терапия на молочную железу (50 Гр) и зоны регионарного метастазирования. Почти всем больным (39 человек), перенесшим кожесохраняющую мастэктомию, была проведена либо послеоперационная лучевая терапия разовой дозой 2 Гр, суммарной очаговой дозой 40-50 Гр, либо предоперационная лучевая терапия разовой дозой 5 Гр, суммарной очаговой дозой 20 Гр.

Все больные с Т3-4 и/или с N2 получали в предоперационном периоде химиотерапию или химиолучевое лечение, а после операции — профилактическую химиотерапию по схемам CMF или CAF, лучевую терапию, если она не проводилась перед операцией. Первично операбельным больным (T1-2N0-1M0) при обнаружении метастазов в 3-х и больше лимфатических узлах проводилась послеоперационная лучевая терапия в суммарной очаговой дозе 40 Гр на грудную стенку и зоны регионарного метастазирования с включением в поле облучения ПРАЛ. Больные получали также химиотерапию и эндокринную терапию в зависимости от стадии болезни и рецепторного статуса опухоли.

Несмотря на травматичность и длительность операции с реконструкцией молочной железы ПРАЛ (3-5 часов) серьёзных осложнений не отмечено. Осложнения наблюдались у 16 больных (14%): грыжа — у 1, некроз пупка — у 4, краевой некроз лоскута — у 11 человек. У больных, перенесших реконструкцию молочной железы с использованием лоскута на широчайшей мышце спины или по типу редукционной пластики, осложнений не наблюдалось. После радикальной резекции с пластикой ПРАЛ и последующей химиолучевой терапией у 1 больной наблюдался рецидив рака в оставшейся ткани молочной железы через 5 лет после операции. Ей была выполнена мастэктомия с одномоментной реконструкцией молочной железы кожно-жировым лоскутом из широчайшей мышцы спины с использованием эндопротеза. У больных, перенесших кожесохраняющую мастэктомию, при длительности наблюдения 0,5-8 лет местных рецидивов не наблюдалось.

По данным психологического анализа (1) у 90% больных, перенесших радикальную мастэктомию, отмечается чувство неполноценности, у 75% — страх смерти, депрессия, отчаяние. Исчезновение полового влечения выявлено у 30% больных. У 22% женщин после мастэктомии произошел межличностный конфликт с последующим распадом семьи.

Интенсивное развитие пластической хирургии молочной железы и, особенно, разработка пластики этого органа с помощью ПРАЛ (5), существенно расширяют возможности адекватного решения психологической проблемы (18, 19, 20, 21). Невысокая частота осложнений, наблюдавшаяся на нашем материале, позволяет предлагать первичное восстановление молочной железы всё большему количеству больных.

Нарастающая популярность кожесохраняющей мастэктомии объясняется её хорошими косметическими результатами. Анализ литературы позволяет отметить следующие моменты:

  • проблема сочетания лучевой терапии после данной операции не разработана;
  • кожесохраняющая мастэктомия не обоснована с онкологических позиций, поскольку ткань молочной железы и её кожа имеют общую систему лимфооттока, а при кожесохраняющей мастэктомии происходит нарушение принципа моноблочности оперативного вмешательства;
  • подавляющее большинство таких операций выполняется без дополнительной лучевой терапии, что приводит к местным рецидивам в 5-7% случаев при длительности наблюдений 4-10 лет (8-13).

Разобщение анатомически единой лимфатической системы молочной железы, достигаемое посредством кожесохраняющей мастэктомии, приближает эту операцию к органосохраняющим и является теоретическим обоснованием применения лучевой терапии как необходимого дополнения к кожесохраняющей мастэктомии.

С практической точки зрения важно отметить следующее:

  • лучевая терапия в 3 раза снижает риск развития местного рецидива при РМЖ (15);
  • если влияние местного рецидива после органосохраняющих операций на повышение смертности невелико и его удаётся доказать только при проведении многофакторного анализа (16, 17), то появление местного рецидива после кожесохраняющей мастэктомии имеет непосредственное отношение к генерализации опухолевого процесса.

По данным Newman LA с соавт. (13) при средней продолжительности наблюдения 26 мес. у больных, перенесших кожесохраняющую мастэктомию, после появления местного рецидива в 39% случаев появились отдалённые метастазы, а 30% больных умерли.

Мы отдаем предпочтение реконструкции молочной железы из нижнего поперечного лоскута живота на одной или двух мышцах. Преимуществом этого метода является то, что железа, сформированная из собственных тканей, является более естественной и однородной, рубец от донорской раны находится в нижней части живота и может быть легко скрыт бельем. В случае возникновения осложнений в виде краевого некроза потери косметического эффекта, как это наблюдается при отторжении экспандера или протеза, не происходит.

При выполнении первичной пластики ПРАЛ не препятствует проведению в послеоперационном периоде химиолучевой терапии. Наш опыт свидетельствует о том, что послеоперационное облучение в обычных дозах (40-50 Гр) не повреждает ПРАЛ; реконструкция молочной железы с использованием ПРАЛ у больных, получивших предоперационную лучевую терапию, улучшает, а не ухудшает заживление послеоперационной раны (22). К недостаткам ПРАЛ относятся значительная длительность операции (3-5 часов) и ее травматичность.

Выбор варианта реконструкции зависит от объёма онкологической операции, пластических возможностей тканей, соматического состояния больной и её желания. Реконструктивные операции не влияют на течение болезни и не являются препятствием для проведения химиотерапии. Использование собственных тканей для первичной пластики молочной железы исключает препятствия для проведения пред- и послеоперационного лучевого лечения.

Список литературы:

1. Малыгин Е.Н., Марилова Т.Ю. Психологические аспекты пластики молочной железы. // В: «Вопросы пластической хирургии молочной железы. (Тезисы конференции)» Москва, 1989, с.26.

Читайте также:  Неврологические заболевания у детей, причины и симптомы, профилактика

2. Портной С.М., Лактионов К.П., Барканов А.И., Коптяева И.В. Косметический эффект органосохраняющих операций при раке молочной железы: больные удовлетворены чаще, чем врачи. Первый международный симпозиум по пластической и реконструктивной хирургии в онкологии. Москва, 19-21 марта 1997 г., 132.

3. Герасименко В.Н., Летягин В.П., Иванов В.М. и др. Роль пластических реконструктивных операций в восстановительном лечении женщин после мастэктомии по поводу рака молочной железы. // Вопр. онкол. — 1983, N10, 12-15.

4. Демидов В.П., Пак Д.Д., Евтягин В.В. Первичная пластика молочной железы с использованием кожно-мышечного лоскута широчайшей мышцы спины при раке молочной железы. // В: «Актуальные проблемы профилактики и лечения рака молочной железы (Тезисы симпозиума)» С.-Петербург, 1993, 31-32.

5. Hartrampf C.R., Scheflan M., Black P.W. Breast reconstruction with a trаnsverse abdominal island flap. Plast. Reconstr. Surg. 1982, v.69, 216-221.

6. Fisher B., N. Wolmark. Limited surgical management for breast cancer: a commentary on the NSABBP reports. World J Surg. 1985, 9, 5, 682-691.

7. Fisher B., Anderson S., Redmond C.K., Wolmark N., Wickerham D.L., Cronin W.M. Reanalysis and results after 12 years of follow-up in a randomized clinical trial comparing total mastectomy with lumpectomy with or without irradiation in the treatment of breast cancer. N Engl J Med 1995, 333, 22, 1456-1461.

8. Slavin SA; Schnitt SJ; Duda RB; Houlihan MJ; Koufman CN; Morris DJ; Troyan SL; Goldwyn RM. Skin-sparing mastectomy and immediate reconstruction: oncologic risks and aesthetic results in patients with early-stage breast cancer. Plast Reconstr Surg 1998; 102(1): 49-62.

9. Hidalgo DA Aesthetic refinement in breast reconstruction: complete skin-sparing mastectomy with autogenous tissue transfer. Plast Reconstr Surg 1998; 102 (1): 63-70.

10. Gabka CJ, Maiwald G, Bohmert H. Immediate breast reconstruction for breast carcinoma using the periareolar approach. Plast Reconstr Surg 1998 101 (5): 1228-34.

11. Carlson GW, Bostwick J III, Styblo TM, Moore B, Bried JT, Murray DR, Wood WC. Skin-sparing mastectomy. Oncologic and reconstructive considerations. Annals of Surgery 1997, 225(5): 570-575.

12. Kroll SS, Schusterman MA, Tadjalli HE, Singletary SE, Ames FC. Risk of recurrence after treatment of early breast cancer with skin-sparing mastectomy. Annals of Surgical Oncology 1997, 4(3): 193-197.

13. Newman LA, Kuerer HM, Hunt KK, Kroll SS, Ames FC, Ross MI, Feig BW, Singletary SE Presentation, treatment, and outcome of local recurrence after skin-sparing mastectomy and immediate breast reconstruction. Ann Surg Oncol 1998 5 (7), 620-626.

14. Cheung KL, Blamey RW, Robertson JF, Elston CW, Ellis IO. Subcutaneous mastectomy for primary breast cancer and ductal carcinoma in situ. Eur J Surg Oncol 1997, 23 (4) 343-347.

15. Early Breast Cancer Trialists’ Collaborative Group. Effects of radiotherapy and surgery in early breast cancer. An overview of the randomized trials. N Engl J Med 1995, 333, 22,1444-1455.

16. Levitt S.H., Aeppli D.M., Nierengarten M.E. The importance of local control in the conservative treatment of breast cancer. Acta Oncol 1995, 34, 6, 839-844.

17. Whelan T., Clark R., Roberts R. et al., Ipsilateral breast tumor recurrence postlumpectomy is predictive of subsequent mortality: results from a randomized trial. Investigators of the Ontario Clinical Oncology Group. Int J Radiat Oncol Biol Phys, 1994, 30, 1, 11-16.

18. Оленин В.П. Ректо-абдоминальный лоскут в отсроченной реконструкции молочной железы. Первый международный симпозиум по пластической и реконструктивной хирургии в онкологии. Москва, 19-21 марта 1997 г., 121.

19. Сидоров С.В., Малыгин Е.Н., Шиянов Г.А., Шевченко С.П., Малыгин С.Е. Использование ректо-абдоминальных лоскутов в реконструкции молочной железы. Первый международный симпозиум по пластической и реконструктивной хирургии в онкологии. Москва, 19-21 марта 1997 г., 122.

20. Блохин С.Н., Портной С.М., Лактионов К.П., Коптяева И.В. Злокачественные опухоли молочных желёз: варианты выполнения первичной пластики в условиях химиолучевой терапии. Первый международный симпозиум по пластической и реконструктивной хирургии в онкологии. Москва, 19-21 марта 1997 г., 135.

21. Коренькова Е.В., Боровиков А.М. Пластика молочной железы как средство коррекции психо-социальных нарушений. Первый международный симпозиум по пластической и реконструктивной хирургии в онкологии. Москва, 19-21 марта 1997 г., 152.

22. Блохин С.Н. Первичные реконструктивно-пластические операции в комплексном лечении больных раком молочной железы. Дисс. . к.м.н. М., 1996, 120 с.

Copyright © Российское общество клинической онкологии (RUSSCO)
Полное или частичное использование материалов возможно только с разрешения администрации портала.

Онколог Вера Питерс, спасшая жизни и красоту тысяч женщин

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Имя канадского врача Веры Питерс известно немногим. Однако именно благодаря ей женщинам, у которых диагностируют рак груди, сейчас почти не назначают чрезвычайно болезненную и травмирующую операцию — радикальную мастэктомию, делая выбор в пользу более щадящих методов лечения.

Когда Вера Питерс пришла в медицину, считалось, что для лечения рака груди альтернативы радикальной мастэктомии нет.

Тогда врачи мало обращали внимания на мнение пациента и его пожелания. Тем более, если этот пациент — женщина.

«Кажется, некоторые врачи думают, что они боги», — так говорила о своих коллегах Питерс в 1979 году. У нее самой был совершенно другой взгляд на отношения врача и пациента.

«У пациента больше прав, чем у медика», — говорила она.

Когда в 1950-х годах она предложила проводить менее травматичную, менее инвазивную операцию для лечения рака груди, ее никто не поддержал. Почти все ее коллеги — хирурги и онкологи — были мужчинами, и их мало интересовало мнение женщины.

Сейчас предложенный десятки лет назад Верой Питерс метод лечения используется по всему миру.

Идеальная операция?

Почти на протяжении всего XX века для лечения рака груди — даже на самых ранних стадиях — был один единственный метод — радикальная мастэктомия, впервые проведенная американским хирургом Уильямом Холстедом в конце XIX века.

Радикальная мастэктомия предполагает полное хирургическое удаление молочных желез, в некоторых случаях, соска, подмышечных лимфатических узлов и всех или некоторых грудных мышц. То есть удаляется не только сама опухоль, но и все окружающие ткани.

Действительно, эта операция избавляла пациентку от страшной болезни, но в то же время калечила и уродовала женщину. После операции женщина сталкивалась со множеством проблем — как физиологических, так и психологических. Менялся физический облик женщины, страдала ее сексуальность и женственность.

Радикальная мастэктомия была впервые изобретена и проведена американским хирургом Уильямом Холстедом во второй половине XIX века, и 100 лет спустя многие хирурги считали ее «идеальной операцией».

«Это был хлеб для хирургов. Эта операция проводится относительно быстро. Она простая. После нее почти не бывает осложнений, потому что в основном она проводится женщинам среднего возраста и более молодым», — говорит доктор Дженнифер Инграм, дочь Веры Питерс.

«Но врачи на самом деле не понимали последствия этой операции для самих женщин, их мужей, супружеских отношений, для самооценки пациенток. Считалось, что после операции женщина полностью здорова, а врачам не о чем переживать», — объясняет Инграм.

Калечащая операция

В то время, когда Вера Питерс начала работать в больнице, пациенты, в особенности женщины, почти не могли высказывать какое-либо мнение, касающееся своего здоровья и метода лечения.

По словам Инграм, тех пациентов, кто не скрывал своих страхов и беспокойства по поводу лечения, врачи считали сумасбродными и взбалмошными.

«Если у вас опухоль в груди и вы пришли к врачу, который отправил вас к хирургу, который, в свою очередь, сказал, что у вас может быть рак, то вам потом просто говорят, что сейчас будут с вами делать. Так все происходило», — говорит дочь Веры Питерс.

Читайте также:  Гепатомегалия, диффузные изменения печени и поджелудочной железы

«Женщины приходили, не зная, рак это или нет, подписывали согласие на проведение биопсии и выходили без груди», — рассказывает Дженнифер Инграм.

«Обычно женщинам приходилось иметь дело с хирургами-мужчинами. И они жили в обществе, где все решали мужчины, которые считали женщин легкомысленными и тревожными созданиями, которым надо говорить, что делать», — говорит Инграм.

Однако эта система, в которой доминировали мужчины, не смогла сломить Веру Питерс. Дело в том, что она сама узнала об этом диагнозе довольно рано. От этой болезни в 1933 году умерла ее мама. Это событие определило всю дальнейшую жизнь и карьеру Веры Питерс.

Семейная история

Семья Питерс жила на молочной ферме близ Торонто. Вера Питерс успешно закончила школу в 16 лет. Она брала уроки математики и физики, готовясь к поступлению в университет. Но потом она сделала выбор в пользу медицины. Питерс поступила на медицинский факультет Университета Торонто. В 1979 году в интервью она скажет, что решила стать врачом, потому что ей интересны люди.

На курсе Питерс было 100 человек, из них всего 10 девушек. Они получили дипломы в 1935 году.

Вскоре после окончания университета Вера Питерс начала работать в крупнейшей больнице Торонто, Больнице общего профиля, вместе с рентгенологом, который лечил ее маму с помощью радиотерапии. Его звали Гордон Ричардс.

«Многие пациенты, которых я встретила, были в унынии. Довольно рано я поняла, что сам настрой пациентов и их отношение очень сильно связаны с успехом их лечения», — говорила Вера Питерс.

«Тех, кто проживет недолго, было несложно вычислить: это были те пациенты, которые злились почти по любому поводу, особенно по поводу их операции. Они были злыми, отчаявшимися, очень одинокими людьми», — так говорила Вера Питерс в интервью 1979 года.

Лечение «неизлечимых»

Первый серьезный успех в работе Веры Питерс был связан не с лечением рака груди, а с лечением другого тяжелого заболевания — лимфомы Ходжкина.

В то время лимфома Ходжкина считалась неизлечимой болезнью, но Гордон Ричардс смог доказать, что это не так. В 1947 году он попросил Питерс написать научную работу, обобщив результаты его исследования.

В 1950 году Питерс опубликовала знаковую для всего медицинского сообщества работу, в которой она доказывала, что лимфому Ходжкина можно вылечить с помощью высоких доз радиации.

Ее работа получила много негативных отзывов, исследование получило признание только спустя десятилетие.

«Как только вы начинаете говорить о чем-то, что выходит за рамки общепризнанного мнения, вы сталкиваетесь с недоверием и отрицанием огромной силы», — говорила Питерс в 1979 году.

Сам доктор Ричардс умер от облучения в 1949 году, и Питерс пришлось столкнуться с тем, что ей одной фактически не давали работать.

Многие говорили, что успех исследования Питерс — это случайность, единичный случай и ей следовало бы переключиться на женскую работу, говорит Инграм.

Признание

В 1958 году Вера Питерс перешла на работу в Больницу принцессы Маргарет.

К этому времени она была уже известным онкологом. К ней направляли из разных городов провинции Онтарио пациенток, которым была противопоказана радикальная мастэктомия и для которых рак груди был фактически смертным приговором.

Питерс проводила операцию, удаляя только опухоль, а затем пациенткам назначалась лучевая терапия.

«Постепенно мир узнал о женщине, которая хорошо владела методами онкорадиологии и успешно лечила женщин от рака груди. Пациенты интересовались ее мнением, даже в тех случаях, когда проконсультировать мог другой врач. Постепенно она начала лечить все больше женщин, у которых не было противопоказаний для проведения радикальной мастэктомии», — рассказывает ее дочь.

Мнения по поводу преимуществ радикальной мастэктомии разделились. Многие врачи в Европе начали выступать за применение менее травматичной и менее инвазивной операции для лечения рака груди — лампэктомии, при проведении которой хирург удаляет только опухоль и некоторые ткани, окружающие новообразование.

Но в Канаде Питерс не поддерживали, здесь по-прежнему врачи считали радикальную мастэктомию идеальной операцией.

В 1967 году Питерс начала писать исследование, основанное на ее собственном опыте работы. В 1975 году она опубликовала большое исследование, проанализировав лечение 8000 пациентов Больницы принцессы Маргарет за период с 1939 по 1969 год.

Исследование Питерс показало, что доля выживших пациентов, которые подверглись радикальной мастэктомии, не была больше доли выживших пациентов, которым была назначена лампэктомия с последующей лучевой терапией.

Несмотря на вдохновляющие и заслуживающие доверия результаты исследования, работа Питерс была встречена со скептицизмом.

«Они не могли в это поверить»

Инграм присутствовала на выступлении мамы в 1975 году в Королевском колледже врачей и хирургов в канадском Виннипеге.

«Аудитория была заполнена мужчинами в костюмах и галстуках. Все хирурги. А выступает перед ними невысокая, красиво одетая женщина, не хирург. В аудитории все были удивлены. Довольно быстро и неожиданно для всех выяснилось, что они никогда даже не допускали, что эта операция [радикальная мастэктомия] может быть совсем не идеальной», — вспоминает Инграм.

«Они не могли поверить в это. Тот факт, что менее травматичная операция теперь представлялась как приемлемая. Это влекло ряд последствий, в том числе финансовых», — говорит Дженнифер Инграм.

По словам Инграм, хирурги объединились и обрушились с критикой на Питерс. Это говорило о том, что любой хирург, который рискнет высказаться за новое, отличное от уже общепризнанного, лечение, рискует всей своей карьерой.

Вскоре после этого выступления Питерс покинула Больницу принцессы Маргарет, отчасти из обиды. Дело в том, что руководство больницы решило принять участие в исследовании, посвященному сравнению эффективности двух методов лечения рака груди — радикальной мастэткомии и лампэктомии с последующей лучевой терапией.

Тогда Питерс сказала, что этот эксперимент причинит только новые и совсем ненужные страдания женщинам, участвующим в исследовании.

Исследование лишь подтвердило результаты представленной ранее научной работы Питерс.

«Прислушивайтесь к пациенту»

Сегодня, в том числе и благодаря Вере Питерс, радикальная мастэктомия назначается очень редко.

Несмотря на то, что Вера Питерс была на правильном пути в поисках более щадящего метода лечения, только в последние годы жизни она получила полное признание.

За работу о лечении лимфомы Ходжкина Веру Питерс наградили Орденом Канады, а в конце 1970-х гг. ей было присвоено звание Офицера Ордена Канады — за заслуги перед отечеством и человечеством в целом.

В 2010 году ее имя посмертно было представлено в Зале медицинской славы в Канаде.

В 1984 году у Веры Питерс был диагностирован рак груди, и, согласно ее желанию, ей сделали лампэктомию. Через девять лет она скончалась в возрате 82 лет — от рака легких. Последние месяцы жизни она провела в больнице принцессы Маргарет, получая паллиативную помощь.

По словам Инграм, Вера Питерс никогда не желала славы, она была движима желанием устранить существовавшую по отношению к пациентам несправедливость.

«Если ей и хотелось какого-то признания и благодарности, то только от пациентов: а пациенты ее очень любили», — говорит Дженнифер Инграм.

Такое теплое отношение пациентов к ней было связано с ее подходом к лечению: она старалась сделать так, чтобы пациенты и их семьи участвовали в принятии решений относительно своего здоровья и методов лечения.

«Чтобы решить, какой из доступных вариантов лучше, вам необходима помощь. И лучшую помощь вам может оказать только пациент», — говорила Питерс в 1979 году.

«Примите во внимание страхи пациента, его желания. В конце концов, никто не знает о пациенте больше, чем он сам. Врачу нужно прислушиваться к пациенту, находить подсказки для своего решения. Ведь в итоге пациент здесь намного важнее, чем врач», — говорила Питерс.

В 1993 году Всемирная организация здравоохранения объявила октябрь всемирным месяцем борьбы против рака груди.

Ссылка на основную публикацию
Что такое гайморит какие симптомы и как его лечить у взрослых
Стадии развития гайморита При заболевании гайморитом человек ощущает некий дискомфорт в зоне носа или лобной доле лица. Наиболее распространенный вопрос...
Что происходит в организме, если есть много соли 55 77 — ЖЖ
Влияние соли и сахара на организм Самый быстрый способ продлить жизнь Люди ищут эликсир бессмертия уже тысячи лет, пытаясь сохранить...
Что происходит с телом, когда вы перестаете есть мясо
Что происходит с телом, когда вы перестаете есть мясо? Вся правда о влиянии животного белка на организм Если вы думаете,...
Что такое гематология крови 2
Помощь гематологическим пациентам Гематология в переводе с греческого – учение о крови. Гематология – это раздел физиологии и медицины, изучающий...
Adblock detector