Экзистенциальная психология – определение, основные идеи, методы, положения, обучение

Экзистенциальная психология представители

Согласно Р. Мэй, первым этапом развития экзистенциальной психологии следует считать феноменологию. [1] Представителями феноменологической стадии экзистенциальной психологии являются Юджин Минковски, Эрвин Страус, В.Е. фон Гебсаттел. [2]

От феноменологии, экзистенциальная психология взяла, в частности, идею отказа рассматривать человека (клиента) в рамках наших предварительных концепций и представлений. [3]

Вторая, собственно экзисенциальная стадия развития экзистенциальной психологии, согласно Р. Мэй, представлена работами Л. Бинсвангера, А. Сторча, М. Босса, Дж. Бэлли, Роланда Куна, Дж. ван ден Бергма, Ф. Бьютендика и др. [2]

Российские корни

Идеи Л.Н. Толстого, Ф.М. Достоевского и других российских мыслителей внесли большой вклад в развитие европейской, а затем и американской культуры и философии, и до сих пор оказывают влияние на ведущих представителей экзистенциально-гуманистических подходов обоих континентов [4] . Российский религиозный экзистенциализм в лице Н.А.Бердяева и Л.Шестова по времени возникает даже раньше европейского [5]

Понимание мира

Для экзистенциальной психологии и экзистенциализма в целом важным понятием является понятие мира человека, который (мир), например, согласно Р. Мэй является структурой значимых связей, в которой существует человек, и паттернов, которые он использует. Мир в экзистенциальной психологии понимается именно как мир человека. Мир человека, в отличие от закрытых миров животных и растений, характеризуется своей открытостью. Он, согласно Л. Бинсвангеру, не является чем-то данным, статичным, к чему человек просто приспосабливается; это скорее некая динамическая модель, благодаря которой, человек находится в процессе формирования и планирования, поскольку обладает осознанием себя. [6] Экзистенциальные аналитики выделяют 3 модуса (одновременно сосуществующих аспекта) мира: [7]

  • Umwelt, букв. мир вокруг — материальный — «биологический» и «физический» мир, окружающая человека среда, мир объектов. Мир, в который человек «заброшен» фактом своего рождения и к которому адаптируется в течение своей жизни.
  • Mitwelt, букв. с миром — мир существ одного вида, мир близких человеку людей, мир взаимоотношений между людьми, в ходе которых они меняются.
  • Eigenwelt, букв. свой мир — мир самости, мир самосознания и самоосмысления, мир «для меня».

Из такого понимания мира, в частности следует, что реальность бытия в мире оказывается утраченной (редуцируется), если акцент делается на каком-то из миров, а другие исключаются. [8] Часто так происходит в научных, в т.ч. психологических, социологических и пр. подходах к пониманию человека.

Понимание времени

Экзистенциальная психология и экзистенциализм в целом, разделяют точку зрения А. Бергсона на понимание времени — оно есть «сердце существования»; отличительная особенность переживаний человека [9] Экзистенциальные терапевты отмечают, что особенно глубокие психологические переживания «расшатывают» позиции человека по отношению ко времени. Например, сильная тревога и депрессия уничтожают время, делая невозможным будущее. [10]

Человек, согласно экзистенциальным психологам и психотерапевтам, таким как М. Босс, Р. Мэй и др., в своём существовании, бытии в мире (Dasein), обладает, в отличие от других живых существ, способностью к трансцендированию (выходу) из текущей, сиюминутной ситуации. [11]

Понимание человека

В экзистенциальной психологии, согласно Р. Мэй, человек воспринимается всегда в процессе становления, в потенциальном переживании кризиса, [12] который свойственен Западной культуре, в которой он переживает тревогу, отчаяние, отчуждение от самого себя и конфликты [13] .

Фундаментальным вкладом экзистенциальной психотерапии и психологии, согласно Р. Мэй, является «понимание человека как бытия», [14] понимание «человека-в-его-мире». [15]

Человек является способным мыслить и осознавать своё бытие, а следовательно, рассматривается в экзистенциальной психологии как ответственный за своё существование. Человек должен осознавать себя и быть ответственным за себя, если он хочет стать самим собой. [16]

Согласно Р. Мэй, основная декламация экзистенциалистов такова: независимо от того, насколько могущественные силы влияют на человеческое существование, человек способен узнать, что его жизнь детерминирована, и тем самым изменить к ней своё отношение. Сила человека в способности занять определённую позицию, принять конкретное решение, не важно, каким бы незначительным оно не было. Именно в этом смысле человеческое существование состоит, в конечном итоге из свободы: как сказал П. Тиллих, «Человек по-настоящему становится человеком только в момент принятия решения». [17]

Понимание экзистенциальных эмоций

В экзистенциальной психологии, некоторые эмоции, в частности, такие как тревога, чувство вины, рассматриваются как онтологические характеристики человека, укоренённые в его существовании [18] .

В частности, тревога, согласно Р. Мэй — это угроза самому ядру бытия человека, это переживание угрозы надвигающегося небытия. Тревога, согласно К. Гольдштейну, это не то, что мы «имеем», а скорее то, что «мы представляем собой». Тревога (в первую очередь как нем. Angst, используемое З. Фрейдом, Л. Бинсвангером, К. Гольдштейном, С. Кьеркегором, а не как значительно менее нейтральное и менее выразительное англ. anxiety) наносит удар непосредственно по чувству собственного достоинства человека и его ценности как личности, что является самым важным аспектом его переживания себя как самостоятельного существа. Она подавляет потенциальные возможности бытия человека, уничтожает его чувство времени, притупляет воспоминания, вычёркивает будущее. [19]

Чувство вины является онтологической характеристикой существования человека; он испытывает её в различных формах (разновидностях): [20]

  • отрицание, отказ и/или невозможность реализовать свои потенциальные возможности;
  • вина перед своими близкими, возникающая из-за того, что человек воспринимает их через шоры своей ограниченности и предубеждённости, что всегда в какой-то мере есть надругательство над тем, что они представляют из себя, а также невозможность (в первую очередь, связанная с тем, что каждый представляет собой особую индивидуальность и может смотреть на мир только своими глазами) до конца понять потребности других людей и удовлетворить их.
  • вина сепарации от природы в целом, или, иначе — онтологическая вина, связанная с тем, что человек может представлять себя тем, кто может делать выбор, и тем, кто может отказаться от выбора.

Согласно М. Боссу, вообще, следует говорить не о чувстве вины (как, например, это делается в психоанализе), но о виновности человека, подчёркивая этим всю серьёзность и уважительность отношения к опыту и жизни человека. [21]

Экзистенциальная психотерапия и логотерапия: найти свой путь

Подход, который поможет отыскать личный смысл

Экзистенциальная терапия родилась на базе философии экзистенциализма. Самые яркие ее представители — Мартин Хайдеггер, Серен Кьеркегор, Альбер Камю и Жан-Поль Сартр. Экзистенциализм был популярной философией XX века. В его основе — уникальность человеческой жизни, в ходе которой он постигает себя, переживая тревогу, конфликты и кризисы. Экзистенциалисты отводят важное место переживаю страха. По их мнению, страх без очевидной угрозы — экзистенциальный страх — заставляет человека переосмыслить свою жизнь. Например, испытывая страх перед смертью, человек может ощутить свою экзистенцию.

Психологи Людвиг Бинсвангер и Карл Ясперс первыми стали применять философию экзистенциализма в психотерапии. В 1930-х годах Бинсвангер начал практиковать экзистенциальный анализ — психоаналитический метод, направленный на постижение сути человека.

Параллельно экзистенциальный анализ стал изучать Виктор Франкл, доктор медицины и философии, ученик Зигмунда Фрейда. В 1938 году Франкл открыл свое собственное направление экзистенциального анализа — логотерапию. Центральное понятие логотерапии — смысл жизни. Она помогает клиенту найти тот смысл, с помощью которого можно преодолеть любой кризис.

Впоследствие экзистенциальный анализ стал изучать Альфрид Лэнгле, ученик Виктора Франкла. Он использовал экзистенциальный анализ как полноценную терапевтическую практику, целью которой было помочь клиенту жить наиболее полной и свободной жизнью. Для этого клиенту надо почувствовать себя «здесь и сейчас» и принять ответственность за все свои поступки и выборы. Альфрид Лэнгле основал Общество Экзистенцального Анализа и Логотерапии в Вене. Сейчас Президент Общества — Кристоф Кольбе.

Основная цель экзистенциальной терапии — научить клиента действовать из «свободной воли», самостоятельно выбирать свой жизненный путь и нести ответственность за выбор.

Экзистенциальная терапия опирается на феноменологию — стремление понять опыт другого человека так, как он сам его проживает и ощущает. Клиент — это личность, а не объект, которому свойственны определенные модели поведения. Иными словами, терапевт должен воспринимать клиента так, как будто это его первый опыт общения с человеком — не опираясь на прошлый опыт, типирование, категоризации и диагнозы. Ирвин Ялом, известный экзистенциальный психотерапевт, даже предлагал «изобретать свой вид терапии для каждого клиента».

Поэтому терапевту важно развивать эмпатию — умение понимать и разделять чужие эмоции. Терапевт не оценивает и не осуждает клиента, что помогает клиенту без страха делиться содержанием своего внутреннего мира.

Личность терапевта играет огромную роль в экзистенциальной терапии. Терапевт сам должен быть свободным и аутентичным, чтобы стать примером для клиента и позволить ему раскрыться.

«Буквально слово «экзистенциализм» означает «существование». Экзистенциальная терапия опирается на следующие положения экзистенциальной философии:

    Человек сущностно одинок в мире, куда оказывается заброшен.

Чтобы жить, человек должен постоянно принимать решения, отказываясь от многих возможностей в пользу одной.

Экзистенциальная тревога — постоянная спутница человека, так как он никогда не может быть вполне уверен, что совершил правильный выбор, принял верное решение.

Читайте также:  Настойка чистотела на водке рецепт и применение при различных заболеваниях, показания, противопоказа

Отчуждение от самого себя, других людей, окружающего мира — также исходная характеристика человеческой жизни (мы никогда не можем быть уверены, что вполне знаем самих себя, другого человека или понимаем происходящее в мире). С другой стороны, усиление отчуждения является результатом и признаком невротизации, когда становится легче «не быть», чем быть уязвимым и открытым для диалога.

Отсутствие гарантий правильности выбора также может сделать человека невротиком (не принимающим никаких решений вообще, перекладывающим ответственность за принятие решений на других, постоянно меняющим свои решения)

  • Экзистенциальная терапия призвана помочь человеку найти ту точку опоры в себе, из которой возможно совладание с экзистенциальной тревогой, позволяющее преодолеть отчуждение, и, соответственно, делать собственный выбор, не жалея о принятом решении».
  • Многие определяют экзистенциальную терапию как психодинамический подход. Это значит, что она обращается к прошлому опыту клиента.

    Между экзистенциальной терапией и психоанализом есть существенные различия. Если психоанализ винит во всем проблем детские переживания и неудовлетворенные потребности, то экзистенциальный подход считает корнем проблем столкновение с действительностью и ее неизбежными негативными проявлениями. Оба направления работают глубоко. Но психоаналитики понимают «глубокое» как «давнее», а экзистенциалисты — как «глобальное» и «духовное».

    Ирвин Ялом считал, что основные изменения в ходе терапии касаются воли, принятия ответственности и вовлеченности в жизнь. Чтобы добиться этих изменений, экзистенциальный терапевт работает с базовыми тревогами и страхами клиента.

    Все мы конечны — эта мысль может вызывать панику и желание закрыться от мира. С точки зрения экзистенциального терапевта, в идее неизбежности смерти есть много ресурсов. Именно она заставляет человека переосмыслить жизнь и осознать себя здесь-и-теперь.

    Терапевт работает с защитными механизмами клиента, анализирует его сны, находя и прорабатывая в них тематику смерти. Также терапевт может предложить клиенту представить собственную смерть: когда и где она произойдет, что и кто будет окружать клиента. Эта техника помогает лучше понять, чего клиенту не хватает в данный момент жизни. То есть, прояснить личные смыслы.

    Цель терапии — научить клиента самостоятельно выбирать путь и брать за него ответственность.

    Терапевт работает над поведением, которое нацелено на уклонение от ответственности. Нередко клиент перекладывает ответственность на самого терапевта — ведь «это его работа» и «он лучше разбирается». Чтобы изменить это, терапевт расспрашивает клиента о его личном вкладе в каждую проблемную ситуацию.

    Многие боятся ответственности, потому что ассоциируют ее с виной. Это пассивная позиция: ведь виноватый несет наказание, а ответственный — изменяет ситуацию. Экзистенциальная терапия помогает занять активную позицию по отношению к собственной жизни. Для этого на терапии часто используется «техника принятия решений»: терапевт учит клиента принимать решения так, чтобы они активизировали внутренние ресурсы. Это происходит из-за осознания того, что любому действию или событию предшествует решение. Если мы хотим жить подлинную жизнь в соответствии с собственными ценностями — необходимо ответственно принимать решения.

    Заводить отношения из страха одиночества — значит, никогда не познать настоящей ценности общения с другими людьми. Экзистенциальный терапевт снижает чувствительность клиента к страху одиночества, разговаривая с ним на эту тему. Он помогает клиенту понять, что все мы рождаемся и умираем в одиночестве — но это не отменяет нашей способности любить.

    Терапевт стремится выстроить с клиентом отношения, которые были бы примером взаимопонимания, принятия и доверия. Несмотря на то, что эти отношения неизбежно закончатся, когда исчезнет необходимость в терапии, они все равно могут быть ценными. Этот опыт помогает клиенту в дальнейшем общаться с людьми без попытки использовать их, чтобы избавиться от страха.

    С точки зрения экзистенциальной терапии, в жизни нет определенного объективного смысла. А значит, человек должен сам его создать.

    Смысл помогает противостоять экзистенциальному ужасу. Он способствует тому, чтобы человек был вовлечен в жизнь. Терапевт создает условия, в которых клиенту легче было бы обыскать смысл: принимает мысли и чувства клиента без осуждения, задает вопросы, помогает осознать защитные механизмы и преодолевать их.

    «Разные терапевты могут использовать различные техники, определяя, в чем наиболее нуждается данный клиент. Например, очень распространены техники на работу с чувствами (для лучшего понимания своего состояния). Это может быть дневник чувств, который клиента просят вести в течение недели. Там он каждый день записывает, что он чувствовал в ответ на те или иные события дня (в помощь дается шпаргалка с названиями чувств).

    Это может быть юнгианская техника активного воображения, когда клиент пускается с терапевтом в воображаемое путешествие, представляя себе некий дом и исследуя его комнаты в состоянии легкого транса. Дом в данном случае — собственное Я клиента. В этом доме могут быть найдены забытые детские вещи, пробуждающие чувства, в подвале или на чердаке могут быть тайники с сокровищами, а в стене может оказаться дверь, ведущая к новому решению».

    «Логос» в переводе с греческого означает «смысл». Логотерапия фокусируется на смысле человеческой жизни — том, ради чего стоит жить.

    Виктор Франкл был учеником Зигмунда Фрейда. Под влиянием работ экзистенциальных философов и психологов он начал развивать собственное направление. Чтобы отделить его от остальных направлений, он выбрал термин «логотерапия».

    С 1942 по 1945 Франкл находился в немецких концентрационных лагерях. Его близкие родственники, включая жену, погибли. Франкл не только остался в живых, но и продолжил работать над своей теорией. Он заметил, что в лагерях выживали не самые здоровые, а самые крепкие духом — те, у кого было, ради чего жить. После он издал книгу-бестселлер «Сказать жизни „да!“», где описал свой опыт и свою философию.

    Если стремление к жизни фрустрировано, это может привести к экзистенциальной фрустрации. Это значит, что человек теряет волю к поиску смысла и переживает сильный внутренний кризис.

    Некоторые люди считают свою жизнь абсолютно бессмысленной; они чувствуют, что она движется в никуда, не имеет ценности. Это чувство Франкл назвал «экзистенциальным вакуумом». Экзистенциальный вакуум, как и экзистенциальная фрустрация, приводят к специфическому неврозу. Чтобы отличить этот невроз от привычного нам психогенного, в логотерапии используется слово «ноогенный» (от греч. «ноос» — дух, смысл). Он базируется не на психологических травмах, а на глубоких духовных переживаниях.

    Так как ноогенный невроз — это кризис смысла, с ним лучше всего справляется логотерапия. Терапевт пользуется психоаналитическими техниками, чтобы помочь клиенту самораскрыться. Смысл работы в том, чтобы помочь клиенту пройти через кризис, и на этом пути обрести смысл.

    Виктор Франкл изобрел две техники логотерапии, которые помогают работать с тревожными состояниями, обессивно-компульсивными расстройствами и сексуальными неврозами.

    Метод парадоксальной интенции был впервые описан в 1939 году. Его суть заключается в том, чтобы нарочито делать то, что вызывает страх и тревогу, и искусственно усиливать собственную реакцию. Например, если человека трясет перед выступлением на публике, логотерапевт предлагает ему трястись еще сильнее — желательно придавая этому комичную форму. Это поведение помогает перестать сопротивляться тревоге, что само по себе снимает часть напряжения. Также оно помогает отделиться от проблемы, взглянуть на нее со стороны. Когда клиент некоторое время практикует технику парадоксальной интенции, он перестает реагировать на проблемы «закрепленным» образом.

    Экзистенциальная терапия и логотерапия — подходы, которые могут быть как краткосрочными, так и долгосрочными. Все зависит от запроса, с которым приходит клиент.

    В экзистенциальном подходе нет четких границ работы: она может анализировать прошлое клиента, если есть запрос на проработку травм и переосмысление опыта. Также она может работать с настоящим и будущим, если клиент хочет преодолеть конкретную трудность или обрести цель в жизни. Эти запросы предполагают разную технику — а, соответственно, и продолжительность работы.

    «Продолжительность курса может быть различной, в зависимости от запроса клиента. Минимальная продолжительность — 10 встреч, средняя — 6 месяцев, но есть клиенты (в частности, в моей практике), кто остается в терапии, используя ее как поддерживающую в течение 1 года и более».

    «Клиентка 32 лет пришла с запросом на принятие решения — сохранить или прервать случайную беременность. Это ее первая беременность, она считает себя чайлдфри, никогда не хотела и не хочет детей, муж (7 лет в браке) всегда ее в этом поддерживал. Клиентка собралась идти на прерывание, но муж «неожиданно предложил подумать, и, может быть, оставить». Клиентка растерялась, испугалась, расстроилась, стала расспрашивать мужа, почему ему пришла в голову эта идея. Муж признался, что «всегда хотел ребенка, но не хотел ее расстраивать, поэтому поддерживал позицию чайлдфри». Женщина была ошеломлена. Муж предложил «подумать, почему ей так не хочется иметь детей, может быть,с этим связана какая-нибудь травма». Клиентка начала сомневаться и не смогла принять решение.

    Она пришла на 7 неделе, у нас было немного времени для принятия решения: произвести вмешательство можно до 12 недели.

    Эмоциональный контакт и доверие между нами сразу установились, что было благоприятной почвой для работы. Мы провели 8 встреч, по две встречи в неделю. Так как эмоционально клиентка была очень взвинчена, мы решили сразу структурировать ее переживания с помощью некоторых техник. Например, мы составляли таблички. В одной графе она писала: «Если я сохраню беременность, я уже никогда не смогу…» В другой графе: «Если я прерву беременность, я уже никогда не смогу…». В каждой графе нужно было написать не меньше пяти позиций.

    Читайте также:  Наиболее часто задаваемые вопросы по полиомиелиту и ответы на них

    Неожиданным ответом для самой клиентки было совпадение одной из позиций в обеих графах. Она написала: «Если я сохраню беременность, я уже никогда не смогу быть свободной, потому что перестану жить для себя». И в другой графе: «Если я прерву беременность, я уже никогда не смогу быть свободной, потому что не смогу забыть о том, что однажды была матерью 10 недель». Я спросила, считает ли она уже сейчас себя матерью. Она ответила, что да, и что это ужасно, потому что она плохая мать, которая раздумывает, не прервать ли жизнь ребенка. Из этой ситуации нет выхода, так как она будет плохой матерью в любом случае — если прервет жизнь ребенка и если родит ребенка. Я спросила, значит ли это, что ей важно было бы стать хорошей матерью. Она ответила, что «конечно, да». Я спросила, значит ли это, что она была бы готова что-то сделать для того, чтобы добиться положительного результата. Клиентка растерянно посмотрела на меня и сказала: «Но ведь тогда я похороню свою жизнь». Я сказала: «Это звучит так, как будто бы нам с вами сейчас непременно нужно кого-то похоронить: или вас, или вашего ребенка. Как будто вы не можете жить оба одновременно — только один из вас за счет другого». Клиентка заплакала и плакала несколько минут, в течение которых я молчала, чтобы не мешать ей. Затем она сказала: «Моя мать всю жизнь говорит, что ее жизнь закончилась с рождением меня, и она жалеет, что не сделала аборт». Я осторожно сказала: «Это выглядит так, как если бы ваш аборт стал подарком для вашей матери… Как будто бы вы решили переписать ее историю, подарив ей утраченную возможность прервать беременность. Смотри, мама, — как будто бы говорите вы, — я делаю это для тебя, я поняла, как нужно, я хорошая дочь, ты ведь похвалишь меня за это решение, ты больше не будешь жалеть, что родила меня?» Клиентка снова заплакала и проплакала до конца сессии. Это был переломный момент терапии. На следующей встрече она открывала для себя возможность не хоронить никого и позволить жить обоим — себе и своему младенцу. Она также прощалась с иллюзией быть хорошей девочкой для своей мамы и отвоевывала право прожить свое собственное материнство, используя технику пустого кресла: она представляла в нем свою мать и разговаривала с ней».

    Экзистенциальная психология. Гуманистическая и экзистенциальная психология

    Сущность экзистенциальной психологии

    Экзистенциализм в психологии появился благодаря философии. Экзистенциональное течение в психологической науке появилось в 19 веке и не потеряло актуальности сегодня.

    Экзистенциальный подход в психологии – это направление, согласно философским основам которого человек является уникальным созданием, жизнь личности представляет научную ценность, потому что она неповторима.

    Центральное место в экзистенциальном направлении психологии отводится индивиду. Важные положения экзистенциальной психологииэто:

    • Индивид представляет собой активную сущность. Ее бытие вызывает научный интерес.
    • Жизненный путь индивида – это самобытный неповторимый процесс.
    • Человек открыт миру. Он ощущает себя именно в том месте и времени, в которых живет.
    • В своих поступках и действиях человек движим простой потребностью в самореализации. На протяжении всего жизненного пути он развивает свои способности.
    • В выборе ценностей индивид самостоятелен. Способность делать правильный выбор формируется в процессе воспитания.



    Направления психологии

    Говорить, о том, что такое экзистенциальная психология и психотерапия всегда очень сложно. Дать же четкое определение также проблематично; однако это никоим образом не преуменьшает ценность этого направления в психологии и философии.

    Даже наиболее профессиональный и опытный психолог, пожалуй, надолго задумается, прежде чем дать однозначный ответ на такой вопрос, ведь сложность определения происходит уже из самого понятия – что есть «экзистенциализм»? Таким образом, и мы убедимся в этом в дальнейшем – экзистенциальная психология будет иметь несколько определений, во многом зависящих от самого психотерапевта и стиля его работы. Но, дорогие друзья, обо всем по порядку.

    Для начала, сделаю важную, очень важную оговорку: несмотря на то, что психология сама по себе достаточно близка к философии, экзистенциальное направление выделяется здесь особенно – в сущности, оно построено на философии и философских же понятиях, таких как «жизнь» и «смерть», «смысл» и «одиночество». И несмотря на то, что эти слова и понятия кажутся нам знакомыми, в экзистенциализме они приобретают абсолютно новый смысл, а вернее сказать, смыслы.

    В начале 20-го века в философии господствовали методологизм и гносеологизм, направление которые во многом являлись академической «надстройкой» над философией 19 века и античной традиции. Циркуляция идей и унификация знания сказывалась на манере «философствования», и многие пытливые умы чувствовали себя некомфортно в подобных условиях. Именно поэтому на смену «назад к Платону!», появляется новый лозунг: «назад к вещам!», означающий возвращение к онтологии, или к учению о бытии.

    Собственно говоря, «бытие» и есть ключевой момент экзистенциальной философии, ведь экзистенциализм хочет понять бытие как нечто непосредственное и преодолеть интеллектуализм как традиционной рационалистической философии, так и науки. Следуя экзистенциализму, бытие вовсе не эмпирическая реальность и не рациональная конструкция, определяемая научным мышлением, ни «умопостигаемая сущность» идеалистической философии. Бытие должно и может быть постигнуто интуитивно!

    Это бытие в экзистенциальной философии и означается словом «экзистенция», которое значит, прежде всего, уникальное и непосредственно переживаемое человеческое существование. Это существование уникально, неповторимо, феноменально и не похоже ни на кого и ни на что.

    Идеи, подобные этим выражались в труда многих мыслителей и до 20 века. Их имена сегодня хорошо известны публике: это философы Ницше, Шопенгауэр и Кьеркегор, писатели Достоевский, Кафка, Толстой… Как видим, экзистенциальные идеи высказывались нередко в литературной форме, и это – еще одна отличительная черта этого направления от других, когда философия не просто служит для «умозаключений», но и движет персонажами книг и самим сюжетом, наполняя тех же «Братьев Карамазовых» глубоким экзистенциальным смыслом.


    Жан-Поль Сартр

    В 20 веке, об экзистенциальной философии, как о сложившемся течении заговорили после работ Мартина Хайдеггера и Карла Ясперса; после Второй мировой появились такие громкие имена как Жан-Поль Сартр или Альберт Камю, чьи романы «Тошнота» и «Чума» соответственно, до сих пор одни из наиболее читаемых романов в мире. Значит ли это, что «проблемы» экзистенциализма живы? Да, потому что экзистенциализм и есть человек и его жизнь. А что может быть более актуально для нас, чем наше собственное существование? Какими бы мы не рождались, когда бы не жили – мы все переживаем свое собственное бытие, и философия экзистенциализма – это философия всего человеческого.

    В психологию экзистенциализм проник благодаря усилиям вышеупомянутого Карла Ясперса – немецкого психолога и философа, который во многих работах («Общая психопатология» (1919), «Смысл и назначение истории»(1949)) старался пересмотреть существующую методологию и подходы к психиатрии, однако по-настоящему это удалось скромному швейцарскому врачу Людвигу Бинсвангеру. Именно он впервые, под влиянием работ Ясперса и Хайдеггера решается перенести экзистенциальную парадигму в психологическое русло. Результатом стала работа 1924 года – «Экзистенциальный анализ». В то время, стоит отметить, восходил к вершине популярности З.Фрейд, а также другие его ученики, например К.Г.Юнг. Раскол среди психоаналитиков уже произошел, но авторитет Фрейда был по-прежнему велик, его влияние ощущалось в буквально каждой

    психоаналитической работе того времени. И вот, Бинсвангер отказывается от Фрейдовской модели анализа, отказывается от того, что существует нечто, управляющее человеком или создающим его жизнь (будь то влечения, архетипы, устремление к власти). Он наоборот говорит об уникальности конкретного бытия: «экзистенциальный анализ не предлагает онтологического тезиса о фундаментальном условии, определяющем существование, но заявляет о существующем, то есть сообщает фактические данные, касающиеся реально обнаруживающихся форм и конфигураций экзистенции». За витиеватой формулировкой скрывается настоящий «прорыв»: человек становится не вместилищем механизмов психической активности, не биологическим носителем определенного «начала» – сексуальности, влечений к смерти, жизни и т.д., а чем-то большим – целостностью, которая не поддается сомнению и уникальным существованием, только исходя из которого можно верно понять проблему и симптом пациента, а значит, и исцелить его. Но стоит заметить, что должной популярности работа не обрела, и многие психиатры и психологи даже не слышали о ней, хотя Бинсвангер сделал очень многое для понимания и переосмысления проблем психологии и психопатологии.

    Другим ученым, который совмещал экзистенциальную философию и психотерапию, становится другой швейцарец Мерард Босс, который, сперва, мечтал стать художником, однако, послушался отца, и этой мечте не суждено было осуществиться. Он проходил психоанализ у Фрейда (за анализ Боссу приходилось рассчитываться деньгами, предназначенными на еду, поэтому Фрейду пришлось часть денег Боссу возвращать, чтобы тот не умер с голоду), посещал семинары Юнга, но, по-настоящему его увлекли идеи Бинсвангера и Хайдеггера. С последним он познакомился после Второй мировой войны, и почти сразу же издает несколько важных работ: «Значение и содержание сексуальных перверзий» (1949), «Введение в психосоматическую медицину» (1954), «Анализ сновидений» (1953), «Психоанализ и Dasein анализ» (1957). Эти работы заложили основу нового направления экзистенциальной терапии – дазайн-анализ (dasein-анализ), который был близок к анализу Бинсвангера, но в большей степени опирался на некоторые фрейдовские концепции, хотя главным образом был полностью противоположен ему. Босс понимал под «dasein» метафорическое «нечто высвечивающее», «освящающее», то, что выводит вещи «на свет». Метафора света и высвечивания определяет понимание в дазайн-анализе таких вещей как психопатология, психологическая защита, терапия. Психологическая защита по Боссу это «невысвечивание» отдельных аспектов жизни, а психопатологическая проблема подобна выбору жизни в темноте. Терапия возвращает людей к их базовой светлости и открытости.

    Читайте также:  Каковы симптомы аппендицита и как его лечить - Лайфхакер

    Несмотря на эти попытки, экзистенциальная психология и терапия оставались на периферии психологической науки: по-прежнему господствовали психоанализ и бихевиоризм. Но в какой-то момент, критическая масса сомнений и противоречий достигла своего предела, и появляется «третья сила» – гуманистическая психология, обобщающая сегодня опыт как экзистенциального, так и гештальт-, и феноменологического направлений.

    Среди экзистенциалистов у ее истоков стояло сразу несколько людей, которые разрабатывали свои теории в едином ключе, хотя и с определенными отличиями. Ими были австрийский психиатр, психолог Виктор Франкл, переживший ужас нацистского концлагеря, а также американские психологи Ролло Мэй и Джеймс Бьюдженталь. Несколько позже свой вклад в развитие экзистенциальной терапии внес Альфрид Лэнгле, со своей собственной концепцией экзистенциального анализа.


    Виктор Франкл

    Виктор Франкл создал уникальную экзистенциальную «логотерапию» – метод анализа, ориентированный на поиск смысла в жизни человека. Естественно, что смысл, как и человек – уникальны и сугубо индивидуальны, и психотерапевтический метод Франкла помогает находить смысл (смыслы) во всех проявлениях жизни, даже самых трагических, тем самым создавая стимул к продолжению жизни и переосмысливая собственную жизнь. Главная работа Франкла «Человек в поисках смысла» (1959), до сих пор одна из наиболее читаемых работ по экзистенциальной психотерапии. Франкл писал: «Будучи молодым человеком, я прошел через ад отчаяния, преодолевая очевидную бессмысленность жизни, через крайний нигилизм. Со временем я сумел выработать у себя иммунитет против нигилизма. Таким образом, я создал логотерапию».

    В рамках логотерапии начинал работу и другой известный аналитик Альфрид Лэнгле. Он говорит о о собственном экзистенциальном анализе, как об отдельном психотерапевтическом методе, который, в отличие от логотерапии Франкла, рассматривается именно как самостоятельная терапия, а не просто как дополнение к традиционной психотерапии. Споры на счет того, кто же из них прав, и чей метод первичен, ведутся до сих пор, что впрочем, не уменьшает ценность каждой из этих практик и теорий.

    Действительно значимой фигурой для развития экзистенциализма как альтернативного направления в терапии и психиатрии стал широко известный шотландец Рональд Лэйнг, один из основателей движения антипсихиатрии. Он рассматривал поведение каждого пациента как выражение личной свободы и отражение опыта или внутренней реальности, а не симптомы заболевания. В конце – концов, он вообще сомневался в тех психиатрических критериях, отделяющие психическое здоровье от психического расстройства, которые пытается установить академическая психиатрия.

    Сейчас же, напрямую перейдем к формированию «последней», если можно так выразиться, экзистенциальной волны, которая наиболее известна и применяема сегодня. Если читатель обратил внимание, до этого, мы сплошь и рядом говорили скорее о аналитическо-экзистенциальном подходе. Психологический анализ – будь он направленный на поиск смысла, или выяснение собственной экзистенции, «дазайна» и т.д. – это один из методов, и в экзистенциальной среде, как и среди других психологических направлений, со временем стали развиваться другие методы терапии, – возможно, несколько более «практичные» и доступные для широкой массы клиентов. Это и было возникновение современной экзистенциальной психотерапии.


    Ролло Мэй

    Ролло Мэй писал: «Для бытия другого человека нет таких понятий, как истина и реальность без его участия в них, сознавания их и наличия какого-либо отношения к ним. В любой момент психотерапевтической работы можно продемонстрировать, что только истина, которая ожила, стала больше чем просто абстрактной идеей, которая “чувствуется на кончиках пальцев”, только такая истина, которая подлинно переживается на всех уровнях бытия, включая то, что мы называем подсознательным и бессознательным и не забывая об элементах сознательного принятия решения и ответственности, – только такая истина имеет возможность изменить человеческое бытие». Собственно, он первый попытался собрать воедино весь накопленный экзистенциальный материал и свести его единую теоретическую и практическую базу, особенно акцентируя внимание на таких, казалось бы, известных нам понятиях как любовь, воля, смерть, тревога, ненависть, добро и т.д. Характерно, что и Мэй, и многие другие психологи-экзистенциалисты, в отличии от многих фрейдистов, никогда не будут преуменьшать вклад противоположного (если так можно выразится) лагеря: так, размышляя о тревоге, Мэй заметил, что «Фрейд писал на техническом уровне, здесь его гений превзошел всех; возможно, больше, чем все люди его времени, он знал о тревоге. Кьеркегор – гений другого порядка, – писал на экзистенциальном, онтологическом уровне; он знал тревогу». Ключевое понятие, которое разграничивает фрейдистов и экзистенциалистов: «знать о чем-то» и «знать что-то».

    Ролло Мэй проторил дорогу вперед, но он был не единственным. Весомый вклад был сделан Джеймсом Бьюдженталем, который является одним из наиболее известных представителей экзистенциально-гуманистической психотерапии. Основной акцент в своих работах, в том числе главной, «Искусство психотерапевта», он делает на уникальности и целостности жизни, объясняя этот психотерапевтический феномен через понятие «субъективности»: «Мы, люди западной культуры, только теперь начинаем понимать первостепенное значение нашей субъективности. Однако жизнеизменяющая психотерапия занимается именно субъективностью пациента, что и составляет ее самое главное отличие от других видов психотерапии. Это требует неусыпного внимания к внутреннему миру переживаний пациента и понимания того, что самым главным «инструментом» этого внимания является собственная субъективность психотерапевта».


    Ирвин Ялом

    Ну и, конечно же, несколько слов о моем, не побоюсь этого слова, учителе – Ирвине Яломе. Ялом относится еще к той старой школе, которая сегодня, к сожалению, уже уходит. Кто придет на их место – и достойны ли будут их последователи – зависит только от нас, молодых психологов, но я уверен, что при таких наставниках, как Ялом или Мэй, мы сможем стать не хуже, а может в чем-то и лучше наших старших коллег и авторитетов. Главная заслуга Ирвина Ялома, это актуализация проблемы «смерти», а также выделение четырех экзистенциальных данностей: смерти, одиночества, бессмысленности и свободы: «Когда я наблюдаю пациентов в групповой терапии, я руководствуюсь межличностным подходом и полагаю, что пациенты впадают в отчаяние из-за своей неспособности развивать и поддерживать такие отношения с другими людьми, которые приносили бы им радость. Однако когда я действую в рамках экзистенциальной терапии, то руководствуюсь совершенно иным предположением: пациенты пребывают в подавленном состоянии из-за столкновения с жесткими факторами человеческой природы — «данностями» существования».

    «Экзистенциальная психотерапия – пишет Ялом, и это является, на мой взгляд, наиболее полной и точной формулировкой данного направления — это динамический терапевтический подход, фокусирующийся на проблемах существования индивидуума». Таким образом, он подводит будто черту, стараясь объединить теории и концепты своих предшественников в единую систему.

    Хотелось бы отметить еще одну особенность, на мой взгляд, определяющую как и огромный плюс, так и некоторый минус экзистенциальной психологии и терапии: это ее персонализированность. Фактически каждый психолог, работающий в этом направлении, сам изобретает собственную терапию и теорию, сам расставляет акценты и суждения, сам творит свою личную философию и творческий стиль работы. Экзистенциализм более чем другие направления располагают к этому, и не зря Бьюдженталь говорил о том, что психотерапия – не работа, а искусство. С моей точки зрения – это прекрасно, но с точки зрения академической психологии – это всегда проблематично, ведь без опоры на четкие догматические представления, подобное направление довольно сложно «внедрить» в научный дискурс. Но об этом речь пойдет несколько позже…

    Таким образом, надеюсь, я сумел в очень краткой, сжатой форме пересказать основные вехи развития экзистенциальной психологии и психотерапии. Мне, естественно понятно, что одним эссе невозможно ограничится и дать всеобъемлющую характеристику, но это и не входило в мои планы, я и не претендую в конкретном случае на это. Куда важнее мне было показать столетний путь экзистенциальной философии и психологии навстречу друг-другу, а также освятить рад важных вопросов, связанных с ними, и дать общее представление, о том, что такое экзистенциализм и в чем сохраняется его феномен: что в 20, что в 21 веке.

    Автор Дмитрий Лобачев

    Продолжение статьи Соотношение человека и экзистенции: как это работает?

    Теория и практика экзистенциальной психологии. Причина невроза и экзистенциальные данности

    Помогите проекту — поделитесь статьей в соц.сетях! Спасибо!

    Ссылка на основную публикацию
    Экзема у грудничка причины у новорожденных, лечение у младенцев
    Экзема: причины, виды, симптомы и методы лечения По статистике, около 10 % населения нашей планеты страдает от того или иного...
    Шум в ушах — причины, диагностика и лечение
    Причины шума в ушах По статистике, почти каждого третьего жителя Земли время от времени беспокоит шум в ушах. Кому-то он...
    Шум в ушах, причины и лечение О чём говорят симптомы в области головы
    Шум в левом ухе Шум в левом ухе часто является симптомом одного из заболеваний организма. Более 60% людей хотя бы...
    Экзистенциальная психология – определение, основные идеи, методы, положения, обучение
    Экзистенциальная психология представители Согласно Р. Мэй, первым этапом развития экзистенциальной психологии следует считать феноменологию. [1] Представителями феноменологической стадии экзистенциальной психологии...
    Adblock detector