Теория комплекса неполноценности Альфреда Адлера, Учение об экстраверсии и интроверсии Карла Юнга, М

Комплекс неполноценности по Альфреду Адлеру

Бессознательное всемогущество

Альфред Адлер — выдающийся австрийский врач, невропатолог, психиатр и психолог. Работал вместе с Зигмундом Фрейдом над основами психоанализа. Человека Адлер рассматривал с точки зрения его индивидуальности, считая личность цельной системой, потому-то его подход и получил название индивидуальной психологии.

Одно из самых известных достижений Альфреда Адлера – введение им понятия «комплекс неполноценности».

В погоне за этими фикциями люди понапрасну расточают свои силы и энергию, так ничего реального и не добиваясь. Аналогичным образом, согласно Адлеру, протекает жизнь невротика, который, стремясь компенсировать чувство собственной неполноценности, преследует цель достижения фиктивного превосходства.

Хотя компенсация и сверхкомпенсация чувства неполноценности через стремление к превосходству может приносить свои неожиданные плоды (именно сверхкомпенсацией чувства неполноценности, вызванного, в частности, физическими недостатками, Адлер объясняет, например, творчество Бетховена и Шиллера, ораторское искусство Демосфена), чаще всего, однако, это стремление остаётся неудовлетворённым, порождая всё новые проблемы и резко ограничивая круг интересов личности.

Поэтому, считает Адлер, в жизни человека должны быть иные ориентиры, другой источник душевной энергии. И таким источником, на его взгляд, является присущая каждому человеку, врождённая потребность ощущать себя частицей мироздания, человечества в целом – чувство общности. В отличие от Фрейда, Адлер рассматривает человека прежде всего в контексте общественных связей, считая его изначально социальным существом, не способным без ущерба для себя жить обособленно от других людей, на что обрекает его желание возвыситься над остальными. В этом смысле чувство общности выступает антитезой стремления к власти, одновременно являясь мерой душевного здоровья и социальной адаптации личности».

Вот как резюмирует свои рассуждения сам Альфред Адлер:

1. В понятии «жизнь» уже содержится органический и душевный модус, который повсюду предстает перед нами в качестве «внутренней потребности к установке цели». Поскольку жизнь требует от нас действия, то тем самым душевная жизнь принимает характер, соответствующий конечной цели.

2. Постоянное стремление к достижению цели обусловлено у человека его чувством неполноценности. То, что мы называем влечениями, уже представляет собой ориентированный на цель путь; желания же, несмотря на свои внешние противоречия, накапливаются, чтобы проникнуться этой единой целью.

3. Так же как неполноценный орган создаёт невыносимую ситуацию, следствием которой являются многочисленные компенсаторные попытки, пока организм вновь не почувствует себя способным справляться с требованиями своего окружения, – так и душа ребёнка вследствие его неуверенности в себе пытается найти тот запас дополнительной энергии, которая должна создать надстройку над его чувством неполноценности.

4. Изучение душевной жизни в первую очередь должно считаться с этими пробными попытками и напряжением сил, проистекающими из конституционально данных реалий и пробных, а затем в конечном счёте испытанных действий, в которых человек использует среду в своих целях.

5. Поэтому любой душевный феномен следует понимать лишь как частное проявление единого жизненного плана. Все попытки проникнуть в сущность детской душевной жизни через анализ явления, а не его контекста можно объявить неудачными. Ибо «факты» детской жизни никогда нельзя рассматривать как готовые – они представляют собой подготовительные по отношению к цели действия.

6. В соответствии с этим, ничего, однако, не делается просто так. Как наиболее важные мы хотим выделить следующие руководящие линии.

а) развитие способностей, направленных на достижение превосходства;

б) сравнение себя со своим окружением;

в) накопление знаний и навыков;

г) ощущение враждебности внешнего мира;

д) использование для достижения превосходства любви и послушания, ненависти и упрямства, чувства общности и стремления к власти.

Воображение:

е) формирование «как если бы» (фантазии, символические успехи);

ж) использование слабости;

з) откладывание решений, поиск «укрытия».

7. Непременным условием этих направляющих линий является исключительно высоко поставленная цель, всемогущество и богоподобие, которая, чтобы быть действенной, должна оставаться в бессознательном. Как только смысл и значение этой цели и её противоречие с истиной становятся совершенно очевидными, понятными, человек больше ей не подчиняется, он может устранить её механизирующее, схематизирующее влияние путем осмысленного сближения с объективными требованиями общества.

В соответствии с конституцией человека и его опытом эта цель облачается в самую разную одежду и в этой форме, в том числе форме психоза, может быть осознана. Бессознательность этой цели достижения власти продиктована её непреодолимым противоречием с реальным чувством общности. Из-за недостатка осмысленного проникновения в неё и вследствие всецелой одержимости человека потребностью к власти едва ли можно ожидать, что она будет понята без посторонней, компетентной помощи.

8. Внешнее облачение стремления к власти чаще всего создается по схеме «мужчина – женщина», «низ – верх», «всё или ничего», иногда оно принимает внешне противоречивый вид и указывает на то количество власти, которым хочет обладать ребенок. С тем, что в этой схеме понимается как противоположность власти, обычно со слабостью, борются как с враждебным элементом, как с тем, что должно быть побеждено.

9. Все эти явления принимают у невротика острую форму, поскольку пациент вследствие своего состояния борьбы и своей своеобразной апперцепционной схемы уклоняется от какой бы то ни было серьёзной ревизии своих ошибочных детских суждений. В чём ему очень помогает его подкреплённая этим солипсистическая точка зрения.

10. Таким образом, нет ничего удивительного в том, что любой невротик ведёт себя так, как будто ему всё время надо доказывать своё превосходство, к тому же почти всегда своё превосходство над женщиной».

ТЕОРИЯ РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ АЛЬФРЕДА АДЛЕРА

В результате освоения данной темы студент должен:

знать

  • • основные понятия, сформулированные А. Адером применительно к развитию личности;
  • • специфику семейной ситуации в зависимости от порядка рождения ребенка, сформулированной в рамках теории А. Адлера;

уметь

• анализировать поведение ребенка с точки зрения его жизненного стиля по А. Адлеру;

владеть

• навыками анализа практического применения теории А. Адлера.

Введение в теорию развития личности А. Адлера

Теория А. Адлера, с одной стороны, является развитием оснований психоаналитической теории 3. Фрейда, с другой – представляет собой оригинальную психологическую концепцию развития человека. По мнению А. Адлера, развитие человека обусловлено не столько инстинктами (как утверждал 3. Фрейд), а целями, на которые человек направлен. Адлер говорит, что каждый стремится к какой-либо цели, и именно это и определяет его развитие. При этом цель может быть реальной или идеальной. А. Адлер приводит следующий пример идеальной цели: люди могут выстраивать свою жизнь, исходя из убеждения, что напряженная работа и немного везения позволяют достичь в жизни почти всего. Адлер полагает, что такое утверждение лишь кажущаяся реальность, поскольку многие напряженно работающие люди не получают того, что заслуживают. Но в любом случае развитие человека связано не столько с прошлым, сколько с настоящим. Иными словами, человек больше обеспокоен тем, что случится в будущем, нежели тем, что уже произошло в прошлом.

Комплекс неполноценности

Не секрет, что многие люди страдают различными заболеваниями, которые обусловлены врожденными дефектами тех или иных органов. А. Адлер обратил внимание на то, что человек старается компенсировать слабость, неполноценность больного органа тем или иным образом (как правило, с помощью продолжительных тренировок). Однако, по мнению Адлера, не только физическая слабость или заболевание, но и всякое психологическое переживание несостоятельности могут относиться к понятию неполноценности.

Альфред Адлер полагал, что чувство неполноценности тесно связано с детством. Дело в том, что довольно долгое время ребенок зависим от родителей, ведь без их помощи он просто не выживет. И уже этот ранний опыт, по мнению Адлера, вызывает у ребенка глубокие переживания собственной неполноценности по сравнению с другими людьми в семейном окружении. Ребенок не только слаб и беззащитен, дело в том, что отношения между детьми полны напряженности и агрессии. Пока ребенок растет, он постоянно переживает чувство неполноценности, поскольку все время встречается с новыми ситуациями, к которым он не готов. Ощущение неполноценности влияет и на девочек, и на мальчиков. Оно обусловлено не эдиповыми проблемами, а является следствием неравенства социальных ролей.

Читайте также:  Поможем малышам с патологией мозга - Добро

По мнению А. Адлера, когда человек ощущает свою неполноценность в той или иной сфере, он старается всеми силами преодолеть ее, т.е. стремится к превосходству. Таким образом, развитие ребенка обусловлено именно таким ощущением неполноценности, которое заставляет стремиться к более высокому уровню развития. Точнее сказать, ребенок самостоятельно устанавливает для себя идеальную цель, к которой в дальнейшем стремится. Переживание собственной неполноценности и неудач во взаимодействии с другими людьми особенно характерно для подростков. Они могут направленно испытывать себя, заниматься различными физическими упражнениями и т.д. Но аналогичные переживания встречаются у детей и в дошкольном возрасте. Ребенок может остро переживать ситуацию, в которой родитель насильно возьмет ребенка за руку и буквально оттащит его от интересного занятия. Можно наблюдать, как многие дети сопротивляются этому, но поскольку взрослый физически сильнее ребенка, это рождает у ребенка чувство неполноценности, неравности. Конечно, ребенок может быстро забыть такую ситуацию, но если она будет часто повторяться, то у него возникнут устойчивые переживания, что вызовет изменения в детском поведении. Поскольку у ребенка не будет уверенности в возможности завершения начатого дела (он будет все время ожидать, что его прервут в любой момент), сама детская активность обесценивается в глазах ребенка, и даже если у ребенка много разных, на первый взгляд ярких и интересных игрушек, они не будут вызывать у него радости и стимулировать его активность (потому что в целом детская активность будет снижена). Здесь нужно специально отметить, что игра с предметом предполагает развитие особого плана детских представлений, в которых ребенок удерживает очень сложные отношения между предметами. Например, когда ребенок берет машинку, он может воображать себя шофером и придумывает маршрут своего движения. С появлением тревоги этот план нарушается, и машинка становится просто объектом, с которым никак не связываются детские переживания. Вместо детских образов, связанных с предметами, в ситуации устойчивого переживания тревоги у детей могут появляться совершенно другие, пугающие представления, которые будут воспроизводиться в сновидениях. В результате ребенок будет бояться оставаться один и ложиться спать.

Итак, с точки зрения Л. Адлера, цель, к которой стремится человек, – это стремление к превосходству. Стремление к превосходству, по Адлеру, имеет отношение не к социальному статусу и не к лидерским качествам, а к желанию преодолевать себя, самосовершенствоваться. Это стремление и является причиной развития. Таким образом, ребенок от рождения преследует цели. Как правило, сначала они носят индивидуальный характер, и лишь со временем приобретают отнесенность к обществу в целом.

Если же все старания человека окажутся неудачными, то у него появится постоянное чувство неполноценности, или комплекс неполноценности. А. Адлер выделял три основные причины, которые могут обусловливать его появление: физическая неполноценность органов, чрезмерная опека и отвержение со стороны родителей.

У детей с врожденной физической неполноценностью может развиться чувство психологической неполноценности. С этим явлением мы сталкиваемся особенно ярко, когда в группу детского сада приходит ребенок с каким-либо физическим недостатком. Прежде всего бросается в глаза пассивность таких детей. Во время детских игр они остаются в стороне и только наблюдают за действиями других. В этом случае педагогу важно найти такие виды активности, в которых ребенок может быть успешен, и объединить в этом процессе несколько детей. Педагог должен не просто ободрять ребенка. Его реальная задача заключается в том, чтобы обеспечить реальную успешность этого ребенка в ходе какой-либо совместной деятельности. Не менее важно, чтобы родители других детей не подчеркивали физические недостатки такого ребенка, а говорили о том, что в жизни могут быть разные обстоятельства. Физические качества, безусловно, важны, но главное то, насколько человек чуток, насколько он способен понимать и помогать другим людям (при этом желательно найти какое-то конкретное позитивное умение и оценивать вместе с другими детьми достижения такого ребенка).

Комплекс неполноценности может возникать и у физически здоровых детей. Так, если родители будут постоянно поощрять какие-либо действия или качества детей, то у них возникнет ощущение неполноценности, связанное с неуверенностью в собственных силах, поскольку за них все делали взрослые, а сами они не имели возможности преодолевать те или иные жизненные препятствия.

В случае же родительского пренебрежения детьми отвержение может восприниматься детьми как нежеланность, что безусловно будет способствовать развитию комплекса неполноценности. Такие дети и в дальнейшем не будут уверены в том, что они достойны любви и уважения со стороны других людей.

Важно заметить, что, по мнению А. Адлера, дети, обладающие комплексом неполноценности, могут использовать различные средства для собственной защиты. Например, в качестве такого оружия может служить недержание мочи. Фактически ребенок возвращается на тот уровень, когда еще он не овладел регуляцией мочеиспускания, т.е. когда мать и другие ближайшие родственники заботились о нем.

В этот период ребенок находился в центре забот и внимания окружающих. При этом от самого ребенка не требовалось никаких внутренних усилий, чтобы оставаться в центре внимания. Говоря иначе, ребенок не должен был ничего преодолевать.

В этом случае педагогам и родителям необходимо понять, что стоит за подобным нарушением. Если это комплекс неполноценности, то нужно начать с формирования у ребенка мужества, поддержания веры в свои силы и способности, и ни в коем случае не запугивать его. Подобные дружеские отношения создадут основу для того, чтобы ребенок смог пробовать свои силы в решении различных жизненных задач. Взрослый должен давать ребенку возможность самостоятельно приходить как к правильному ответу, так и к ошибкам. Если ребенка постоянно «одергивать», говорить, что он выбрал неправильный способ, – это только увеличит детскую нерешительность. Цель взрослого – убедить ребенка в том, что всего, чего он еще не достиг, можно добиться трудолюбием, усилием и волей.

Однако на основе стремления к превосходству у человека может развиться комплекс превосходства – постоянное чрезмерное стремление превосходить окружающих как реакция на появление чувства неполноценности. Этот комплекс выражается в тенденции преувеличивать свои физические, интеллектуальные или социальные способности. Например, человек может постоянно показывать окружающим, что он умнее других. Если он разбирается в какой-то конкретной теме, то он постоянно будет переводить на нее разговор, чтобы демонстрировать свою эрудированность. Человек, обладающий комплексом гиперкомпенсации, по мнению А. Адлера, часто хвастлив и высокомерен.

Комплекс неполноценности Альфреда Адлера

В отличие от психоанализа Зигмунда Фрейда, копавшегося в темных глубинах бессознательного, созданная его современником австрийским ученым Альфредом Адлером индивидуальная психология была направлена на реализацию имеющихся у человека возможностей. В конечном счете — на понимаемый в широком смысле слова успех личности.

Про Альфреда Адлера обычно пишут как об ученике Зигмунда Фрейда. Однако Адлер был не учеником, а коллегой. Он никогда не учился у Фрейда и не проходил сеансов психоанализа, что было необходимым условием для получения права стать практикующим психоаналитиком. Правда, биография сотрудничества Фрейда и Адлера продолжалось долго. Десять лет, с 1902 по 1912 годы. Но завершилось разрывом: Фрейд не прощал тех, кто подвергал сомнению его учение. Адлер был первым, кто на это осмелился.

Читайте также:  Антидепрессанты без рецепта Топ 11 наименований

Наверное поэтому, получив известие о скоропостижной смерти Альфреда Адлера во время лекционного турне, Фрейд саркастически заметил:

Мне непонятна всеобщая симпатия к Адлеру. Хотя стоит признать: для бесталанного еврейского мальчика из пригорода Вены смерть во время европейского турне уже сама по себе — доказательство неслыханной карьеры.

Между тем Альфред Адлер действительно сделал неслыханную карьеру, и, если бы он победил в борьбе за первенство в психоаналитическом движении, вполне возможно, мы жили бы сегодня в совсем другом мире.

Рождение психолога

Альфред Адлер родился 7 февраля 1870 года в небогатой еврейской семье Леопольда (Лейба Натана) и Паулины Адлер в пригороде Вены. Многие крупные ученые того времени были гражданами или выходцами из Австро-Венгерской империи и евреями по происхождению. Тот же Зигмунд Фрейд или великий философ Людвиг Витгенштейн, чьи судьбы -иллюстрации теории самого Адлера о «чувстве неполноценности и компенсации». Хотя переживавшая излет империя стала питательной средой вовсе не для одних только евреев.

Ее национальная политика исключала — как минимум на государственном уровне — какие-либо препятствия для представителей национальных меньшинств. Евреи Австро-Венгрии оказались на виду не потому, что стремились к «превосходству» — хотя зачастую своими успехами компенсировали века угнетения и сегрегации, — а потому, что теории и направления, в которых они работали, были — как теория Фрейда хотя и провокативны, но отвечали скрытым потребностям всего общества.

Альфред был вторым ребенком из шести детей. Он болезненно пережил смерть младшего брата и постоянно находился в тени старшего, Зигмунда, человека жизнерадостного, предприимчивого, ставшего успешным бизнесменом и во многом помогавшего своей семье. Альфред же был любимцем отца, неунывающего торговца зерном, но ощущал отторжение со стороны горячо любимой им матери, полностью занятой домашним хозяйством. При этом Альфред Адлер не отличался хорошим здоровьем, перенес рахит, из-за чего не мог ходить до четырех лет, тяжелое воспаление легких с многочисленными осложнениями и несколько раз был на грани смерти.

Из-за болезней Альфред испытывал чувство неполноценности, которое усугубляло постоянно присутствующее чувство страха и опасности. Страх был особенно силен, когда по дороге в школу приходилось идти мимо кладбищенской ограды. И вот как-то Альфред отстал от спутников, перебрался через забор и пробежал через кладбище несколько раз, чтобы побороть свой страх. Много лет спустя Альфред узнал, что за кладбище он и его соученики принимали заброшенный двор.

Успеваемость часто болевшего Альфреда была низкой. Как он сам признавался, он отличался мечтательностью, не мог сконцентрироваться даже на сравнительно легких задачах. Один из учителей предложил ему бросить школу и учиться на сапожника. Это заставило Альфреда собрать волю в кулак. Он начал напряженно заниматься и постепенно стал лучшим учеником в классе.

Широкий профиль

Получив в восемнадцать лет аттестат зрелости, Альфред поступил на медицинский факультет Венского университета, где прошел курсы занятий по хирургии, нервным болезням и невропатологии, но работал первоначально врачом широкого профиля.

В университете Адлер увлекся социал-демократическими идеями. Он стал активно участвовать в мероприятиях социал-демократов, проповедуя идею равенства всех людей, независимо от расы, религии, пола. На одном из митингов Альфред встретил приехавшую учиться в Венский университет Раису Тимофеевну Эпштейн, дочь российского промышленника. Вскоре увлечение Адлера переросло в стойкое чувство. В 1897 году он отправился в Россию, чтобы познакомиться с родителями невесты, и в том же году Альфред и Раиса поженились — свадьба была проведена по иудейскому обряду в еврейской общине Смоленска.

Примерно в это время Адлер сформулировал основополагающий принцип своей теории, принцип «чувства неполноценности и компенсации». Еще занимаясь общей медициной, Адлер предположил, что болезненность какой-то определенной части тела человека происходит от исходной — либо врожденной, либо связанной с аномалиями развития — неполноценности. Дефект может и должен компенсироваться за счет тренировки. Наиболее известным примером был Демосфен, страдавший в детстве от заикания, но тем не менее ставший одним из величайших ораторов. Используя и свой личный опыт детства и юности, Адлер без труда нашел и другие примеры.

Адлер рассматривал неполноценность как любое чувство, возникающее в связи с переживаниями социальной или психологической несостоятельности. При этом утверждал, что чувство неполноценности вовсе не признак патологии или невроза. Хотя, конечно, в определенных условиях — в первую очередь социальных — оно может восполняться болезненным, ненормальным стремлением к превосходству. Однако в нормальных обстоятельствах желание преодолеть свою неполноценность становится великой движущей силой совершенствования человека.

После того как Адлер опубликовал несколько работ по социальной медицине, молодого ученого заметил Зигмунд Фрейд и пригласил его участвовать в заседаниях своего «Общества психологических сред». А еще Адлер открыл психотерапевтический кабинет на окраине Вены, рядом с цирком и Луна-парком, поэтому среди его пациентов было много гимнастов и трюкачей. Адлер консультировал их бесплатно, используя истории столь необычных пациентов в научных изысканиях. И нашел подтверждение своей теории комплекса неполноценности: даже эти физически сильные люди страдают от неуверенности в себе и невротических страхов.

В своей работе «Практика и теория индивидуальной психологии» Адлер так описывал свои искания начала XX века:

В каждом психологическом феномене я начал видеть стремление к превосходству. Оно параллельно физическому развитию и внутренне присуще самой жизни. Оно лежит в основе решения жизненных проблем и проявляется в том, как мы с ним справляемся. Оно определяет направление всех наших функций. Они устремлены к победам, безопасности, росту — в направлении верном или неверном.

Для Адлера превосходство не означает быть лидером или занимать все более и более высокие ступени в обществе. Превосходство не означает и банального успеха в каком-то отдельном деле, даже в комплексе дел и предназначений. Превосходство — это глубоко личностный, даже интимный процесс, это достижение своего «Я» или достижение состояния самоактуализации. Адлер считал стремление к превосходству врожденным.

Это часть жизни, фактически — это сама жизнь.

— говорил он. Оно самый могущественный динамический принцип.

Против Фрейда

Между стремлением к превосходству и совершенством — почти знак равенства, и каждый человек выбирает свой путь для его достижения. В 1910 году Адлер был избран председателем Венского психоаналитического общества. Фрейд препятствовать избранию не стал, но сделал все, чтобы опубликованный наконец труд Адлера «Исследование неполноценности органов», в котором тот фактически противопоставил свое учение психоанализу Фрейда, был принят негативно.

На обсуждении в Психоаналитическом обществе книга вызвала яростную критику со стороны сторонников Фрейда, причем сам Фрейд хранил молчание, а за глаза, не стесняясь, говорил об Адлере, будто тот пошел на разрыв с ним из-за скрытого, латентного гомосексуализма, будто Адлер — это второй Флис, старый друг и коллега Фрейда, который действительно был гомосексуалистом и, по убеждению основателя психоанализа, влюбленным в него. Адлер был глубоко ранимым и чувствительным человеком и болезненно переживал такой разрыв с Фрейдом, совпавший удивительным образом с трудностями в карьере.

Врач-психиатр на войне

В 1912 году он подал документы на занятие должности приват-доцента Венского университета, но к их рассмотрению приступили лишь три года спустя, когда в Европе уже шла Первая мировая война. Адлер был мобилизован на военную службу и служил врачом в психиатрических отделениях различных госпиталей, где занимался проблемой лечения военных неврозов. Во время войны теперь уже заочное противостояние Адлера и Фрейда продолжилось. Еще в разгар дискуссий в Венском психоаналитическом обществе Адлер ознакомился с книгой Ганса Файхингера «Философия «Как если бы».

Читайте также:  Кружится голова, слабость Какие могут быть причины МК

Содержащиеся в ней идеи дали Адлеру возможность добавить третий камень к фундаменту его индивидуальной психологии. Файхингер писал, что люди руководствуются фиктивными представлениями, не имеющими соответствий в действительности. Эти фикции — например, «все люди созданы равными», «честность — лучшая политика», «за все надо платить» — не дают эффективно взаимодействовать с реальностью. Это был новый материал для противостояния Фрейду. Ведь Фрейд утверждал, что будто человеческие мотивы основаны на прошлых — в основном негативных — переживаниях.

Адлер же вслед за Файхингером утверждал, что двигателем развития человека являются ожидания. Ожидания могут быть предельно идеалистическими (вера в то, что грешники обязательно попадут в ад, а праведники в рай), могут оказать — и оказывают — определяющее влияние на поведение. Адлер использовал понятие «финализма».

Принцип «фиктивного финализма» стал определяющим в его теории:

Индивидуальная психология решительно настаивает на том, что психологические феномены невозможно понять, не основываясь на принципах финализма. Причины, силы, инстинкты, побуждения не могут быть основой для объяснения.

Только финальные цели могут объяснить человеческое поведение. Переживания, травмы, половое развитие не дадут объяснения, но перспектива. в которой они видятся, индивидуальный способ видения, подчиняющий жизнь фиктивной цели, могут это сделать». Финальная цель, равно как и цели промежуточные, может быть фикцией, недостижимым идеалом, но является реальным стимулом и объясняет поведение. Цели определяют убеждения, а не наоборот. Люди ведут себя в соответствии с этими убеждениями, даже если они не имеют никакого отношения к реальности. Правда, невротик не способен открыто встретить реальность, оставаясь во власти фикций, а вот человек здоровый при необходимости способен это сделать.

Культ эгоизма

Многих отторгало от учения Адлера то, что описанное Адлером стремление человека к превосходству и совершенству будто бы выглядело как культ эгоизма, противопоставления себя обществу. Но эти упреки не имели к Адлеру никакого отношения. Он, с большой симпатией воспринявший революцию в России, после прихода к власти в Австрии социал-демократов приступил к реализации социалистических идей на практике — создавал учреждения, в которых проводились консультации для учителей и родителей, организовал экспериментальные детские сады и школы, проводил семинары по психологии детей и подростков. Все это вытекало из его развивающихся представлений о человеке, в которые он включил такое понятие, как «социальный интерес».

«Социальный интерес, — писал Адлер, — истинная и неизбежная компенсация всех естественных слабостей человеческих индивидов». Человек, по Адлеру, с младенчества непрерывно включен в систему межличностных отношений, которые формируют личность и дают конкретные пути поиска превосходства. Так, на место личных амбиций и эгоистических достижений приходит идеал совершенного общества. Работая на общее благо, человек восполняет индивидуальную слабость.

В 1928 году Адлер прочитал курс лекций в Новой школе социальных исследований в Нью-Йорке, в 1929-1930 годах — в Колумбийском университете, где был выдвинут на должность штатного профессора. В 1931 году он основал в США школу индивидуальной психологии и начал издавать «Журнал индивидуальной психологии» на английском языке. В 1935 году он окончательно поселился в США с женой и младшими детьми — Александрой и Куртом. В Америке его теории были куда популярнее, чем психоанализ Фрейда. Особенно после того, как он выдвинул понятие «жизненного стиля».

Жизненный стиль

Жизненный стиль, объяснял Адлер, это системная основа личности, ему подчинены все проявления жизни. Он объясняет уникальность отдельно взятого человека. Жизненный стиль есть у каждого, но нет двух человек с одинаковым стилем жизни. Это понятие неразрывно связано со стремлением к достижению успеха, пути достижения которого у всех различны. Все поведение человека определяется жизненным стилем. По Адлеру, жизненный стиль формируется в детстве, примерно к пятилетнему возрасту.

С этого возраста он уже практически неизменен: человек может обрести новые способы выражения своего уникального стиля жизни, но это не более чем его конкретизация. Но что определяет стиль? Компенсация неполноценности? Физически слабый ребенок будто бы будет стремиться к такому стилю, который даст ему возможность стать сильным. Неумный будет стремиться к интеллектуальному превосходству. Так, устремления Наполеона легко объяснялись его хрупкостью в детстве, а жажда мирового господства Гитлера — импотенцией.

Такое простое объяснение стало популярным и получило широкое распространение не только в рамках индивидуальной психологии, но было воспринято и психоаналитиками фрейдовского толка. Только самого Адлера оно не удовлетворяло. Он искал нечто, что могло бы объяснить то, что двигает личность вперед. Что заставляет работать жизненный стиль. На это ему оставалось совсем мало времени.

Креативное «я»

Если постоянные разъезды с лекциями по разным странам были ему не в тягость, известия из Австрии и Германии буквально отнимали у него жизнь. Он тяжело переживал то, что школы индивидуальной психологии после прихода нацистов к власти были закрыты, а книги Адлера запрещены. Старшая дочь Валентина с мужем, решившие искать убежище от нацизма в СССР, погибли в сталинских лагерях. Врачи настоятельно рекомендовали сбавить темп, отдохнуть, но именно в это время Адлер сформулировал принцип «креативного «Я» и последние месяцы жизни старался все время посвящать разработке этого представления.

Он считал, что «креативное «Я» — эликсир жизни, первопричина всего человеческого, правитель человека и его судьбы. По Адлеру, человек сам творит свою личность, создавая ее из кирпичиков наследственности и приобретенного опыта. «Наследственность лишь наделяет определенными способностями, — писал Адлер. — Среда дает определенные впечатления. Способности и опыт плюс способ их переживания — точнее, интерпретация переживаний — выступают кирпичами, из которых слагается отношение к жизни, определяющее взаимоотношения с внешним миром». Креативное «Я» придает жизни смысл. Оно активное начало человеческой жизни, не сводимое к понятию души.

Адлер, обвиняемый в идеализме и даже наивности, оказался творцом психологической теории личности, принципиально противоположной теории личности Фрейда. Его представления нашли свое подтверждение во многих исследованиях как его учеников, так и специалистов из других наук, первоначально даже и не предполагавших опираться на наработки Адлера. Но главное все-таки в том, что, наделив человека альтруизмом, человечностью, стремлением к сотрудничеству, Адлер не только ушел от грубо понимаемых жажды власти и стремления к превосходству.

Он вернул людям чувство собственного достоинства, еще совсем недавно, казалось бы, окончательно разрушенное психоанализом. Материалистический, пугающий портрет человека Адлер заменил портретом человека цельного, творческого, стремящегося к успеху и достигающего успеха в содружестве с другими людьми. Звучит немного наивно, но квинтэссенция учения Адлера может быть сведена к следующему:

Человек не жертва своей судьбы, а ее хозяин.

Когда-то один крупный физиолог полушутливо выдвинул тезис о том, что существуют характерные болезни хороших и порядочных людей. Например, язва желудка будто статистически чаще встречается у порядочных, так как они слишком много переживают о ближних. Примерно в таком же тоне физиолог говорил и об инфаркте миокарда. Видимо, не следует излишне возвеличивать Альфреда Адлера, но представляется, что сказанное можно отнести и к нему.

В 1937 году на пути в Англию, где было запланировано проведение лекций и конференций, Адлер прочел лекцию в Гааге. Почувствовал себя очень плохо. Несмотря на боли в сердце и предупреждение врачей, на следующий день отправился в Великобританию. Четыре дня спустя, 28 мая 1937 года, Альфред Адлер упал на улице шотландского города Абердина и умер по пути в больницу в машине скорой помощи.

Ссылка на основную публикацию
Тендер 102651265 Бусерелин-депо (МНН Бусерелин) ЗАО; Фарм-Синтез; Россия Р N00237801-2003, Лиофилиза
Бусерелин в Москве Бусерелин Инструкция по применению Цена на Бусерелин от 865.00 руб. в Москве Купить Бусерелин в Москве можно...
Тахикардия — ПроМедицина Уфа
Суправентрикулярная тахикардия Общее описание Суправентрикулярная тахикардия – это распространенная разновидность аритмии, берущая начало в зоне, располагающейся выше желудочков сердца. Основными...
Тахикардия (сердцебиение) при неврозе и ВСД симптомы, причины, лечение
Тахикардия при неврозе Высшее образование: Саратовский государственный медицинский университет им. В.И. Разумовского (СГМУ, СМИ) Уровень образования — Специалист Дополнительное образование:...
Тендинит собственной связки надколенника лечение Бомба тело
Тендинопатия собственной связки надколенника При воспалении сухожилия, соединяющего большеберцовую кость и надколенник, диагностируют тендинит собственной связки надколенника. При развитии заболевания...
Adblock detector